Журавка – дочь крымских степей и пшеничных полей

Редакцию городской газеты «Победа» посетила член Союза писателей России, член правления Союза русских писателей Восточного Крыма Инна Анатольевна Сидоренко (Журавка).

Наша гостья – поэт, прозаик, автор 15 книг. Лауреат Всероссийской литературной премии имени Н.С.Гумилёва, лауреат крымских поэтических фестивалей, дипломант Фестиваля авторской песни о моряках-подводниках (Россия), удостоена медалью Николая Рубцова и другими наградами.

Инне Сидоренко
На ветру шевелится травушка-муравка,
не пасётся больше в поле бурёнушка Майка.
Пролетая над селом, прокричала чайка:
– Была поэт Сидоренко, теперь она – Журавка!

Владимир Смирнов

– Инна Анатольевна, с недавних пор свои работы вы подписываете псевдонимом Журавка. Что содержит для вас это слово?
– Всё! Это моя малая родина, родимое степное село с красивым поэтичным именем Журавки, в котором я имела счастье родиться первой послевоенной весной. Это трудная суглинистая земля с пшеничными полями, окаймлёнными лесополосами. С пескарями и ужиками ставок, который и мы, деревенская детвора, обсаживали ивовыми прутиками. Весёлая речушка в лютиках и лягушатах, с переливающимися на солнце всеми цветами радуги родничками по невысокому берегу. А вода! Такой сейчас не найти, как и моей речушки. Пересохла. И ставка нет. Лишь кое-где, посаженные более полувека тому ивовые прутики, превратились в мощных, не сдающихся стариков.
У меня было счастливое детство. И счастливым его делали мои любимые бабушка Анна, мама Клава и тётя. Война моих родителей свела и разлучила. Они были похожи не только внешне, но и душевной добротой, искренностью, любовью к людям, к жизни. Оба – поэтические натуры. Отец был страстным охотником и путешественником. Бабушка своей светлой душой, терпением, самопожертвованием, кротостью и стойкостью спасла нас, троих, в страшный сорок седьмой год от голодной смерти. Вместе с другими женщинами она впрягалась вместо коней в плуг, чтоб вспахать суглинок, утрамбованный танками.

«…Плуг тащили и выли. Мой младенческий нерв
помнит страшные были. Помнит жуткий напев».

Из района бабушка носила посевное зерно. А вечером отдавала нам свой скудный паёк. Она пережила бомбёжки, голод, возрождение села, которому посвятила всю жизнь. Моя детская память сохранила навсегда трудное созидающее время родного села, односельчан. Их трудолюбие, отзывчивость и удивительную жизнерадостность. Об этом я, в основном, и пишу. В стихах и прозе.

– А как вы стали вообще писать, когда появилось первое осмысленное стихотворение?
– Сидя на высоком дереве соседской шелковицы, я мечтала, фантазировала, глядя на родные просторы. Что-то необычное, тихое творилось в девчачьей беспокойной и бедовой душе: то пела, то обычное слово обретало другой, красивый и загадочный смысл. Я, сколько себя помню, пела, декламировала. В доме и в большой моей родне все пели романсы, песни. В поле, в саду женщины всегда пели народные песни, частушки. Каким образом попадали в нашу семью в те годы стихи Сергея Есенина, не знаю, но они навсегда вошли в душу с самых юных лет. Так что поэзия и музыка, можно сказать, родились вместе со мной, от моей чудесной родни передалось это чудо.
Кажется, в девятом классе подстрочный перевод «Лореляй» Гейне оформился, неожиданно, в рифму. Первое стихотворение, напечатанное в газете «Керченский рабочий», увидело свет в 1964 году. Я тогда была студенткой медучилища и посещала Литобъединение при редакции этой газеты. Это было слабое по технике стихотворение, но с сильной авторской жизненной позицией.
А скучно жить я не хотела, да и не умела. Ездила с мужем на Всесоюзную комсомольскую стройку в город Тольятти. Работала там на Волжском автогиганте, затем в медицине. Была членом ЛИТО «Лада» при ВАЗе. О, то были времена от созидающего коллективного молодого энтузиазма, до всеобщего разрушающего молчания. В год краха могучего государства СССР я вернулась в свой любимый край – Крым.

Журавка – дочь крымских степей и пшеничных полей

– А почему вы пошли в медицину, а не в культуру?
– До сих пор не могу дать на это ответ. Я заканчивала одиннадцатый класс феодосийской школы №5. Удивительно интересной школы, с удивительно душевными педагогами, дружными одноклассниками. Кстати, в знак благодарности, в год пятидесятилетия окончания школы, я написала книгу «Школьные годы чудесные». Это был коллективный труд. О наших учителях, многие из которых были участниками Великой Отечественной войны, мне рассказывала классный руководитель, душа нашего 11-Б Калашникова Галина Тимофеевна. Об одноклассниках, разлетевшихся по всей нашей стране, дополняли сведения те, кто держал с ними связь.
Так вот, был городской смотр самодеятельности среди школ, и наш ансамбль занял первое место. Мы поехали в Симферополь соревноваться дальше. Прошли конкурс, нас отобрали для участия в Киеве. Ко мне подошла представитель культпросветучилища с предложением учиться у них, но я выбрала лучшую на свете профессию – сестры милосердия.

– И всё-таки творчество идёт с вами по жизни…
– И в этом – счастье: творить и совершенствоваться. А совершенству, как говорят, нет предела. В этом нелёгком, но любимом труде и полёт, и поиск, и восторг, и ответственность перед словом. И вечная учёба. Мои учителя –классики, современники, друзья и коллеги по творчеству.

– До вступления в Союз писателей России вы были членом феодосийского Литобъединения «Киммерия»?
– Да, организатором и руководителем которого был писатель и поэт Эдуард Абрамов. Мы начали серию «Феодосия поэтическая» выпуском двух книг замечательного поэта Сергея Чубко. Затем, в 2002 году, вышла и моя скромная книжица «Откровение». Вообще, Феодосия богата творческими талантами. До «Киммерии», при городской газете «Победа» работало ЛИТО «Рассвет» с сильными авторами, соответствовать которым было довольно трудно. Но мы работали, выпускали коллективные и авторские книги, собирали полный зал в Доме офицеров флота на поэтические встречи.

– Я знаю, что вы тоже руководили «Киммерией».
– Коллектив поддержал мою кандидатуру, предложенную Эдуардом Абрамовым. За пять лет нами были выпущено несколько коллективных сборников «Киммерийская орбита», а также тематические книги, посвящённые Александру Сергеевичу Пушкину и на военную тему. Была открыта первая в Феодосии памятная доска поэту Сергею Чубко на доме, где он жил и творил. Затем поэтам – участникам Великой Отечественной войны Георгию Меликову и Семёну Пивоварову. Позже имена Пивоварова, Меликова и Свиридова, при поддержке Союза русских писателей Восточного Крыма, созданного по инициативе Георгия Свиридова, были присвоены городским библиотекам.

– Союз русских писателей Восточного Крыма стал следующей ступенью вашего творческого пути?
– При поддержке старших товарищей и по их рекомендации я вошла в новую, более серьёзную творческую организацию, руководимую профессиональным писателем Георгием Ивановичем Свиридовым.
Писательская работа феодосийских авторов поднялась на уровень выше. Фестивали «Алые паруса», проводимые председателем СРПВК Натальей Ищенко, привлекали авторов из других крымских мест, регионов России, Украины. В альманахе «Литературная Феодосия» стали печататься произведения не только крымских авторов.
«Пиши прозу», – сказал мне однажды, стихотворцу, маститый писатель, автор военно-приключенческих романов Георгий Свиридов. И как-то тогда совпали его напутствие и моё давно созревающее желание рассказать о моей земле, о селе, о судьбах людей. Так родились роман «Родословная любви» и рассказы.

Журавка – дочь крымских степей и пшеничных полей
Инна Сидоренко ( в центре) на Международном Гумилёвском поэтическом фестивале «Коктебельская весна-2019»

– И вы были приняты по этим произведениям в Союз писателей России?
– Я даже не могла и помыслить о своём присутствии в самом высоком и престижном творческом союзе России. Ответственность за каждое слово чувствуешь особое. Поскольку представленный в Приёмную комиссию Союза писателей России поэтический сборник содержал и авторские песни, то рассматривалась только моя проза. Меня приняли в СПР, чем я очень горжусь.

– Вы и песни пишете?
– Рождались мелодии на свои стихи, стихи феодосийских и крымских авторов. В нотах их оформляли профессиональные музыканты: Наталья Ищенко, Анатолий Новосёлов, Наталья Анненкова, за что им моя благодарность. Две песни о Феодосии в соавторстве с Анненковой были признаны лучшими в песенном конкурсе, посвящённом городу.
Песни рождались на разные темы: о городе, о любви, о нашей футбольной команде «Кафа». Интересная история рождения одной песни. После репетиции в ДОФе, куда я ходила в ансамбль Т.Т.Копыленко «Ятрань», ко мне подошла художественный руководитель И.И.Гринь с предложением написать песню на конкурс, опубликованный в газете. Я дошла домой уже с готовыми стихами… Ещё девчонку, меня, тихо бредущую вдоль побережья, тревожили гудки уходящих из порта в моря подлодок. И сердце сжималось, провожая их. Всё это и сложилось в стихах будущей песни, музыку к которой вдохновенно написала Наталья Анненкова. Ученики её класса исполнили песню превосходно. Этот коллективный труд и был признан жюри в числе лучших на Всероссийском конкурсе-фестивале к 100-летию Российского подводного флота, проводимого в Москве. На диске, полученном мною, рядом с известными песнями в исполнении Кобзона, Лещенко, Антонова, звучит и наша, рождённая двумя женскими душами в героической Феодосии.

– Инна Анатольевна, вы сейчас много путешествуете по материковой России.
– Представьте, что некоторые места, мною озвученные в слове, сильно притягивали к себе. Я побывала там, где был мой любимый поэт Николай Рубцов: от архангельского села Емецк, где он родился, до Мурманска, где он служил в траловом флоте. И до Ленинграда, где поэт работал на заводе и впервые выступал публично со своими тихими стихами о тихой своей родине – «Россия, Русь! Храни себя, храни!»
Это – не услышанный тогда провидческий призыв поэта к бдительности. Просьба, предостережение в будущий, сегодняшний день, когда: «…Вознеслись терриконы в поседевших полях, обожжённой иконой в обгоревших руках».
Это удивительное, насыщенное событиями, встречами, впечатлениями путешествие с уроженкой тех мест, поэтессой Екатериной Марковой, я описала в книге «От Чёрного моря до Белого», вышедшей в 2013 году.

– Получается, что вы проехали всю страну с юга до Заполярья. От Крымского полуострова до Кольского?
– Да. А начинала я свои путешествия по материковой России с поездки в Тамань, в год 200-летия со дня рождения Михаила Юрьевича Лермонтова. День декабря был короток, но мы с мужем, единственные посетители, тихо бродили хмурым днём по музейному дворику, молчали в домике контрабандистов. Рискуя за ночь замёрзнуть на безлюдной трассе в своих легкомысленных осенних одеждах, мы, уставшие, но одухотворённые, глубокой ночью вернулись из этого путешествия. В следующее посещение, уже из российского Крыма, меня, одинокую спутницу, узнала доброжелательная экскурсовод. Несколько лет спустя я снова была в лермонтовских местах. На этот раз в Пятигорске, на месте гибели поэта.
А ещё позже в Москве, в квартире поэтессы Натальи Вершининой и её мужа генерал-майора авиации Николая Безбородова, мы вечерами намечали план моих экскурсий. Терпеливый и неутомимый гид, Николай Максимович водил меня в музей Лермонтова, в Третьяковскую галерею, Пушкинский музей, музей Бородинской битвы, на Поклонную гору.
Будучи в гостях у Елены Липатниковой, мы путешествовали по Золотому кольцу России. Затем поехали в Тарусу. Потом, обязательно, в Михайловское. Звучали знакомые по пушкинским стихам названия: Опочка, Ижоры. Волновалось сердце. Синее июньское небо над Соротью, лугами, белой лошадью, мельницей, усадьбой… Над вечным покоем великого русского поэта. Всё осталось в душе навсегда и на памятных фото.
В ту поездку, ознаменовавшую наши с Еленой Николаевной Липатниковой семидесятилетия, из десяти суток я шесть ехала в автобусах. Одну ночь, чтобы не терять драгоценного времени для поездки из Тарусы в Псков, мы просидели на Курском вокзале.

Журавка – дочь крымских степей и пшеничных полей

– Елена Липатникова, дочь известной советской поэтессы Юлии Друниной, печатала в альманахе «Литературная Феодосия» стихи о Крыме?
– Она с детства полюбила Крым. Сюда, в Коктебель, она приезжала с родителями – Николаем Старшиновым и Юлией Друниной. А позже её покорил тихий Старый Крым, где похоронены Друнина и Каплер. Каждую осень она приезжает навестить могилу родных людей. Побродить по старокрымским нагорьям, проводить вдаль журавлей. Елена Николаевна неутомимый путешественник.
Так мы и путешествуем: то я с нею по Крыму, то она со мною по среднерусским тихим местам, где в сказки верится ещё… Они лечат души спокойным своим величием, заповедностью. Такие глубинные русские места всегда притягивали и будут притягивать творческие души.

– Расскажите о своём самом дальнем путешествии.
– Август 2019 года. Моя знакомая, Татьяна Старцева, мимоходом сообщила, что заказала билеты в Иркутск. Не могла же я не стать её попутчицей! На следующее утро были заказаны билеты и для меня, и я была готова в поездку на Байкал! Пять суток в поезде, на верхней полке вагона! Вся Сибирь была у моих окон! Душа молодела на многие десятки лет! Три дня на острове Ольхон, куда нас по Байкалу доставил паром. Три бессонных поэтичных ночи! И…

Прощалась… Прощалась на шумном причале.
«Ты помни! Ты помни!» – мне чайка кричала…
…Где омули снятся рассохшимся бочкам,
Волна не ласкает баркасам бока.
Где память-маяк у музея Рыбачке
В годину войны, покорявшей Байкал.

Частицу своего сердца я оставила в Сибири, на берегу Ангары – «матери всех ангарских народов», о которой с тревогой и любовью говорил замечательный русский писатель Валентин Распутин.
Иркутск – красивый, интересный исторический город. В центре, на площади Городов-побратимов, было приятно увидеть и столицу родного Крыма – Симферополь. На станции Зима я стояла, размышляя о понятии Родина для человека. На большом красочном портрете поэт Евгений Евтушенко навсегда приписан к этому клочку сибирской земли.
Пять суток обратного пути были и грустными, и радостными. Грустно было сознавать, что никогда больше воочию не увижу этого бескрайнего простора с величайшими реками, могучими кедрами, священное море Байкал, бескрайние бурятские зелёные поля, остров Ольхон, напоминающий сухой растительностью наши крымские степи, шаманский Хужир с сияющими над ним иными созвездиями.
И радостно было возвращаться домой с полной новых ощущений, будто бы возрождённой душой. В туристическом поезде по Кругобайкальской железной дороге нам вели рассказ о городах Транссиба. Когда рассказывали о Байкале и на экране Муслим Магомаев запел свою песню «О, море, море», моё сердце рванулось к Чёрному морю, маленькому родному Крыму. И снова пролились слёзы разлуки, как на набережной Ангары.

– Что вас больше всего волнует в этих путешествиях?
– Необъятные просторы и красоты России. С речушками, реками, горами и горушками, храмами и церквушками. Народ, простой российский народ. Будь то пассажиры в осеннем автобусе, увозящем меня из есенинского Константинова до древнерусского града Рязани. Женщины, предлагающие на ярмарке в Костроме льняные наряды или народные поделки. Азартные рыбаки на Оке в Тарусе, счастливые молодожёны, подъехавшие в день свадьбы к Ясной Поляне.

– А где вы путешествовали в 2022 году?
– В этом году мы с Еленой Николаевной Липатниковой снова посетили Тарусу, поскольку в прошлый приезд музеи были закрыты. На этот раз нас любезно приняли в Музее семьи Цветаевых, подарив красочные поэтические календари с достопримечательностями города. Я им оставила буклет по цветаевским местам Феодосии.
А в Доме писателя Паустовского нас ждал интереснейший рассказ хозяйки этого музея, несмотря на то, что перед этим она два дня принимала многочисленных гостей, приехавших на празднование дня рождения Константина Паустовского.
На обратном пути в Москву мы открыли для себя ещё одно интересное литературное место, связанное с именами Пушкина и Чехова. В городе-труженике Серпухове мы посетили «Музей писем». Справа, во дворике со множеством цветов, стоит высокий памятник Антону Павловичу Чехову. А слева, у клумбы, три женщины вели неспешный разговор.
– Подойдите к ним. Это редкий случай. У нас в гостях родственница Антона Павловича и её сопровождающая. Их принимает наш директор, – подсказала нам сотрудница музея.
Мы осмелились подойти и представиться. Хрупкая, довольно солидного возраста женщина в панаме и с рюкзаком, с внимательным взглядом, оживлённо поддержала разговор о крымских местах Чехова, о Таганроге. Недолгий общий разговор, и гостьи простились. Директор Евгения Евгеньевна нас любезно провела в очень интересный музей.
Мы по совету музейщиков посетили ещё один музей. Это – Лопасня-Зачатьевское – подмосковная усадьба, где подолгу жила Н.Н.Пушкина-Ланская со своими детьми и внуками. Там, при храме, похоронен старший сын Пушкина. Ещё одна интересная и познавательная встреча, связанная с именем Александра Сергеевича Пушкина.
В городе Чехове у меня наметился новый маршрут путешествия – Таганрог, чтобы продолжить познание мест российских. И о них другим рассказать.

Журавка – дочь крымских степей и пшеничных полей
Встреча феодосийских писателей в политехническом техникуме

– Инна Анатольевна, где, кроме городских и крымских изданий, вы ещё печатались? Какие литературные награды вам дороги?
– Публиковалась в журнале «Москва», а также в Красноярске, Омске, Новосибирске, Туапсе. Мой скромный писательский труд был отмечен Союзом писателей России, Алтайским отделением Общероссийского литературного сообщества и Вологодским союзом писателей-краеведов России – медалью «Николай Рубцов», почётным знаком лауреата Всероссийской литературной премии имени Н.С.Гумилёва, общественной медалью «За заслуги в культуре и искусстве» и памятной медалью «75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Эти высокие награды обязывают достойно работать.

– В феодосийской газете «Победа» неоднократно были публикации о ваших встречах с читателями.
– Писать «в стол» – напрасный труд. Нужно, чтобы созданное автором доходило до сердца и ума других людей, будь то люди старшего поколения или молодёжь. Особенно молодёжь, которая живёт сейчас в виртуальном, компьютерном мире. Люблю молодого слушателя, который сначала с неким недоверием встречает, а потом подходит с вопросами.
Вообще, нужно включить во внеклассные часы в городских школах встречи с нашими писателями. В Иркутске целая программа разработана, и методички по классам. А в Феодосии такую работу проводят педагог школы №1 Светлана Литвинова и Инна Скопюк в политехникуме. Мы, писатели, всегда готовы воспитывать в ребятах любовь к Родине, её истории, родной земле, её людям. Работаем вместе!

Владимир СМИРНОВ, фото из архива

Материал взят с сайта

#koktebel.club #koktebel #news #Коктебель #koktebel_club #crimea #Феодосия #новости #Крым

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.