В Воронеже закрылась пятая часть кинозалов

На господдержку индустрии кино в РФ до конца года выделят 11,5 миллиарда рублей. Речь идет о вливаниях в производство фильмов. Однако для того, чтобы смотреть их на большом экране, потребуется вытягивать и прокат, который потерял львиную долю доходов из-за расторжения договоров с ведущими зарубежными студиями. В целом по стране, по экспертной оценке, уже не работает до 15 процентов кинозалов. В Воронеже – примерно пятая часть. Что предпринимают сами кинотеатры и чем им можно помочь?

Сеанс для двоих

Из полусотни кинозалов в столице Черноземья не функционирует 10: восемь – в сети Star&Mlad, два – в кинотеатре “Пролетарий”, работа которого приостановлена как минимум до осени. Есть опасения, что навсегда. Другой старейший игрок – “Спартак” – отказался от утренних сеансов и работает с 15.00.

Отрасль кинопроката находилась на грани выживания два года: из-за пандемии залы периодически закрывались, в остальное время работали с ограничениями по посадке. Когда их отменили, зритель в прежнем количестве не вернулся. А теперь в афише не стало потенциально кассовых фильмов.

– Ушли студии, которые обеспечивали около 75 процентов отечественного проката – и по количеству зрителей, и по выручке от билетов. Условно, это Голливуд с примкнувшей к нему “Бондианой”. Так было и в одиночных кинотеатрах, и в сетях любого масштаба. Оставшуюся четверть давали российские хиты (“Турецкий гамбит”, “Движение вверх”, “Легенда N 17”) и фильмы, которые не очень рекламировались, – допустим, картины Анны Меликян, артхаус, документальные ленты, – рассказал президент кинотеатра “Спартак” Михаил Носырев. – За счет продукции Universal, Sony, Warner Brothers, Paramount, Disney мы могли жить и тратить деньги на имиджевые и нишевые проекты: кинофестивали, трансляции спектаклей – от CoolConnections, от “Золотой маски”, по своей эксклюзивной программе. Мы могли позволить себе неприбыльные показы – на 10-20 человек. А сейчас на любой сеанс столько приходят.

Предприниматель Евгений Хамин, чья группа компаний создала в Воронеже три кинотеатра Star&Mlad, оценил долю российской продукции в 20 процентов и уточнил, что сегодня показывать нечего.

– В марте были две отечественные киноновинки: “Ампир V” и мультфильм “Финник”, – пояснил Хамин. – Выручка, если сравнить март 2019 и 2022 года, упала на 65 процентов, то есть в три раза. Помощи отрасли – ноль. Залы есть – индустрии нет. Нет того уровня, который требуется, – ни в качестве, ни в количестве. В то, что он будет, верится с трудом. Киноиндустрия Америки – это 11 миллиардов долларов, а наша – всего семь процентов от этой суммы. Потому мы и смотрели то, что снято за океаном.

Тарковский vs Голливуд?

Надежды на альтернативный контент не оправдались. В афише появились европейские фильмы, которые сопоставимы с ушедшими по художественным достоинствам. Однако, по подсчетам Носырева, они не приносят и 10 процентов от старых сборов:

– Китай, Южная Корея, Индия, Мексика – можно показывать что угодно, только люди не придут. Мы увидим те же 10-20 человек. Нехватки фильмов нет: в мире снимают сотни тысяч, а может, и миллионы картин в год. Но между производством и прокатом – огромный водораздел.

Идея показывать нетленную классику оказалась отчасти выигрышной – например, на ретроспективу Андрея Тарковского в “Спартак” приходили по 50 и даже 80 зрителей. Для выживания целого кинотеатра этого мало.

То же можно сказать о трансляциях из театров, которые в Воронеже посещаются неплохо (а иногда и очень хорошо). Зарубежные и российские постановки предлагает в прокат объединение CoolConnections, в Центральной России с ним сотрудничают в нескольких городах. В Воронеже уже семь лет организуют и свои трансляции из популярных театров Москвы.

Многие фильмы изначально снимаются для стриминговых ресурсов – аудитория там на порядок больше

– Стоимость организации за это время выросла в 10 раз. Мы арендуем огромное количество аппаратуры, разобрались, как записывать звук, монтировать… Технически делаем то же, что оргкомитет премии “Золотая маска”, которая показывает спектакли из своей программы в регионах. Только они снимают три спектакля в год, а у нас прямых трансляций было уже 100. “Осенняя соната” с Нееловой и Бабенко собрала больше народу, чем три кинофильма на той же неделе! Причем это привлекает другую публику, взрослую, – подчеркнул Носырев.

Воронежский проект “Театр в кино” трижды пытались вывести на федеральный уровень, но… Есть коллеги – например, в Белгороде и Ростове-на-Дону, – которые готовы присоединиться хоть завтра. Проблема в том, чтобы установить для театров фиксированные отчисления, а не делить с ними пополам выручку каждого кинозала (которая может оказаться и маленькой, особенно на первых порах и без рекламы).

– Одно дело, когда трансляцию показывает единственный зал. А когда их много, у театров как у правообладателей разгорается аппетит. Народные артисты, композиторы – все хотят получить отчисления за каждый показ, – пояснил Михаил Носырев. – У коллег возникает опасение: а что если мы не соберем кассу, чтобы со всеми расплатиться?..

Кинотеатры не привыкли рекламировать свои программы. Этим занимались производители и дистрибьюторы фильмов. К тому же продвижение стоит немалых денег, которые альтернативный контент не отобьет.

Дотянуть до шедевров

Прокатчики с робкой надеждой восприняли заявления о том, что государство вложит в производство кино 11,5 миллиарда до конца года. Правда, при условном курсе в 110 рублей за доллар эта сумма будет сопоставима с половиной бюджета какой-нибудь “Дюны”. Рынку нужны кассовые фильмы, ориентированные на молодежь 14-25 лет и выпущенные к новогодним каникулам. Опыт в России есть. Нет времени ждать.

– От выделения средств до выхода кино должно пройти минимум два года. Может статься, что к тому моменту показывать фильм будет негде, – предупредил Михаил Носырев. – Офлайн-кинотеатры перепрофилируются, новинки уйдут на стриминговые платформы. Они обыгрывают нас с разгромным счетом. В 2000-2010-е кинопоказ рос на 100 процентов в год. С 2015-го началась конкуренция с интернет-платформами. Они развивались медленно, но, когда кинотеатры закрылись из-за ковида, онлайн победил.

Многие фильмы изначально снимаются для стриминговых ресурсов. Аудитория там на порядок больше, реклама в Сети дешевая. Понятие “кинотеатральное окно” – промежуток между выходом фильма на большой экран и его премьерой онлайн – постепенно сокращалось со 180 до 30 дней и в итоге было упразднено. (В США оно, кстати, существует.) Если ситуация не изменится, то блокбастеры, снятые при господдержке, покажут в интернете. А кинозалы, в чье оборудование вложены огромные средства (в том числе бюджетные), окажутся не у дел.

– За 15 лет в России появилось 1500 кинотеатров с 4150 кинозалами (всего по стране их свыше пяти тысяч. – Прим. “РГ”). Собственники вложили в их создание 220 миллиардов рублей, заплатили 20 миллиардов по налогам, обеспечили занятость более 20 тысяч человек. Я потратил 800 миллионов и создал в Воронеже 21 зал на 3600 мест. Столько же было создано в городе за 70 лет социализма. В 1990-е семь из 10 кинотеатров закрылось. А сегодня их девять, и мест вдвое больше, чем было, – напомнил Евгений Хамин.

Если прокат захлестнет новая волна закрытий, восстановить инфраструктуру еще раз будет на порядок сложнее. Любое здание нужно содержать, платить за него налог на имущество или ренту арендодателю. Большинство игроков рынка не выдержит такой нагрузки и переделает кинозалы в офисы, рестораны или концертные площадки. Вложив в это деньги, предприниматель будет ждать, когда они окупятся, а не когда выйдут кассовые российские фильмы.

– Сейчас мы можем платить зарплаты, проценты по кредитам, налог на имущество и коммуналку, – сообщил президент “Спартака”. – И будем тянуть эту ноту из любви к искусству. Никто не плачет по Голливуду. Когда я вижу классный отечественный сериал, который к тому же собирает деньги, я радуюсь так, будто сам его снял. И я даже продумывал, как можно было бы показывать сериалы на большом экране. Мы дождемся новых отечественных фильмов, если получим адекватную помощь. Переговоры в правительстве области идут, нас слышат. Бизнес устроит любая форма – выплата по МРОТ на каждого сотрудника, дотация на кресло в зале, социальный заказ… И главное – надо понимать, до какого момента надо продержаться. Если до Нового года – 2023 – можно спокойно крутить Тарковского.

Прямая речь

Анатолий Сушко, киноблогер:

– По статистике объединения кинопрокатчиков, в 2021 году на экраны вышло 525 фильмов, из них 153 – российских. Окупилось из наших пять. Мы можем выпускать в прокат по три новинки в неделю. Но без господдержки производство кино в РФ остановится. Нас, зрителей, упорно воспитывали на американском контенте. Надо менять привычки. Может быть, пора перестроить кинорынок по примеру Китая (но это потребует вложений). Там мощное собственное производство и мощная сеть кинотеатров. Квота для Голливуда – 10-15 фильмов за год. Куча условий: съемки должны частично проводиться в Китае с участием хотя бы одного местного актера как минимум во второстепенной роли, цензура. И за все то – только 30 (а не 50) процентов выручки от проката. Студии готовы выполнять эти условия, потому что рынок огромен, по некоторым картинам сборы выше, чем в США.

Евгений Хамин, девелопер:

– Кино – это рабочие места, налоги, образование, это база креативной индустрии, технологий и IT… Отраслевой мультипликатор высочайший. Могут ли чиновники традиционным способом сделать кино быстро, в большом количестве и качественно? Нет. Может ли это сделать бизнес? Теперь нет. Остается один формат развития всего большого и нужного, в том числе и индустрии кино: создание госкорпораций. Кинотеатры “национализировать”, залы превратить в центры культуры. Чтобы там было не только кино, но и “домино”. Отдадим за копейки…

Материал взят с сайта

#koktebel.club #koktebel #news #Коктебель #koktebel_club #crimea #Феодосия #новости #Крым

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.