Навстречу юбилею К.Ф.Богаевского

Приближается большая юбилейная дата – 150-летие со дня рождения выдающегося художника-феодосийца Константина Фёдоровича Богаевского, внесшего значительный творческий вклад в историю русского искусства, в том числе и в историю Феодосии.

О его творчестве можно долго и много писать, как и о его любви к Феодосии. К.Ф.Богаевский оставил огромное художественное наследие, его имя известно не только в России, но и во многих странах мира. Большинство музеев России имеют его произведения, в том числе Третьяковская галерея, Государственный Русский музей. Многие работы художника находятся в частных коллекциях, а некоторые и в настоящее время выставляются с большой стоимостью на ведущих аукционах.
К.Ф.Богаевский – живописец, акварелист, литограф, декоратор. Он ярчайший представитель Серебряного века, оставивший свой большой след на земле. Картины художника, посвященные преимущественно Восточному Крыму, принесли ему славу мастера исторического пейзажа. Благодаря Богаевскому и Волошину эта часть Крыма и стала известна как Киммерия.
Имя его было хорошо известно ещё в дореволюционные годы как в России, так и за рубежом. Картины этого мастера были представлены на конкурс в Мюнхене, имели успех на выставках в Париже, Венеции, Риме. Он принимал участие во многих популярных творческих выставках, организуемых различными художественными объединениями.

Навстречу юбилею К.Ф.Богаевского
Мастера! К.Ф.Богаевский и А.А.Рылов. 1933г.

До Великой Отечественной войны ни одна крупная выставка не обходилась без пейзажей Богаевского. 30-е годы прошлого столетия были периодом творческого подъёма художника, в его искусстве появилась новая тема. В эти годы утвердилось мнение, что писатели, художники должны были писать историю фабрик, заводов, строек.
И Богаевский по заданию КрымОхриса – Крымского комитета по охране памятников искусства и старины – выехал на индустриальные стройки страны. Более 30 его полотен были посвящены Днепрострою, Донбассу, заводам Мариуполя, нефтяным промыслам в Баку. Работы мастера получили должное признание – в 1933 году ему было присвоено высокое почётное звание «Заслуженный деятель искусств РСФСР». Такие звания в те годы были единичны.
В 1923 году Богаевским было создано и издано 20 автолитографий «Пейзажи Киммерии», получивших широкое признание в Европе и своей стране.
В 2003 году известный феодосийский краевед, большой почитатель творчества Богаевского Иван Фёдорович Баранов на собственные средства репринтно, на высоком уровне переиздал знаменитый альбом-папку литографий художника. Переиздание носило благотворительный характер: большая часть тиража была подарена музеям, библиотекам России, Украины, Крыма, европейским странам и США. Ивану Фёдоровичу поступали многочисленные признательные отклики из разных мест.
Пришло письмо и из библиотеки кафедрального собора Нотр-Дам в Париже. «С большой признательностью получили литографии вашего великого художника Богаевского. Мы счастливы, что сможем лучше познакомить с ним французскую публику».
В 2006 году И.Ф.Баранов, и снова на собственные средства, выпустил полноцветный альбом «Памятники крымской старины в графике К.Ф.Богаевского», в который вошло 89 произведений художника.
Светлая память Ивану Федоровичу, много сделавшему в популяризации творчества К.Ф.Богаевского.
Ряд работ, написанных Богаевским в период первых пятилеток, посвящены теме «Города будущего». Они во многом отвечали грядущему облику городов в Советском Союзе.
Константин Федорович активно участвовал в масштабной художественно-оформительской работе. Им написаны четыре панно для сельскохозяйственной выставки в Москве, три ярчайших пейзажных панно для известного особняка С.П. Рябушинского в Москве, где в настоящее время находится Приёмная Министерства иностранных дел Российской Федерации, где проходят встречи дипломатических представителей глав государств, политических деятелей, а в Феодосии он участвовал в оформлении зала Института физических методов лечения ВЦСПС. Известны его работы над монументальными картинами для гостиницы «Москва» и ряда санаториев в Сочи.
В 1937 году он активно участвовал во Всесоюзной художественной выставке в Москве «Индустрия социализма».
К.Ф.Богаевский любил Феодосию, он ее воспевал. Ведь художник родился, жил и трагически ушел из жизни в Феодосии в 71 год. Самая большая коллекция его произведений находится в нашей картинной галерее Айвазовского – 506 работ, более 30 акварелей – в Феодосийском музее древностей. Свыше трёх десятков работ художника посвящены Феодосии. Да и последняя – «Феодосия зимой» (1943) – написана художником незадолго до его трагической гибели.

Навстречу юбилею К.Ф.Богаевского
Константин Фёдорович Богаевский. Фото 1920-х гг.

Отображенные на этой картине Генуэзская крепость, жилые постройки, присыпанные снегом, тяжёлое хмурое небо и какая-то общая обречённость… порождают и вызывают у зрителя единственное чувство: это – реквием её исполнителю.
Любовь к родному городу выражена не только в картинах художника, но и в многочисленных письмах своим друзьям.
«Ах, какая это блаженная страна, наша Феодосия, именно Богом данная» (1912).
«Знаете, дорогой, как ни великолепна Италия, а ей Богу, лучше нашего Крыма, Феодосии, Кенигеза на земле нет уголка. Мне иногда нет-нет да и сосет под ложечкой – это тоска по Родине, по Феодосии.
Моя милая, чудная Феодосия в такие минуты кажется точно земным раем.
А как вспомню свою мастерскую, так неудержимое желание работать и работать» (1909).
«Я родился и всю свою жизнь прожил в Феодосии, древнем городе, с древностью которого может поспорить разве что Рим да Афины…» (1935).
Во время Гражданской войны, когда вся интеллигенция, в том числе его друзья и родственники, спешно уезжали за границу, любовь к родному городу помешала Богаевскому последовать их примеру. Его убеждением было: Я остаюсь на своей земле.
В период оккупации Феодосии (1941-1944 гг.), имея возможность уехать, он остался в Феодосии и продолжал работать в детской художественной студии в здании галереи Айвазовского. Эта студия в сложнейший период давала шанс на выживание. Не работать он не мог, ибо в этот период у него на иждивении было 9 человек – жена, ее сестра, племянник брата, четверо детей и жена рано умершего брата его супруги, Жозефины Густавовны, а лет ему было 70.
Читая воспоминания студийки того времени Веры Морозовой, особенно ощущаешь трагические дни оккупированной Феодосии. «Для нас, совсем маленьких 9-10 лет, многое было тревожным и страшным, и постоянное чувство голода и холода. Поэтому художественная студия была для нас теплым островком прежней жизни. Мы все тянулись друг к другу и самозабвенно работали в этом мире. Я думаю теперь, эти же чувства испытывали преподаватели, которые были с нами. Собираясь в студии вместе с преподавателями, мы согревали друг друга душевным теплом, разговорами, и наши рисунки были тем щитом, которым пытались защитить себя от ужасов войны.
Консультантом по живописи, рисунку был знаменитый Константин Федорович Богаевский. Он приходил к нам всегда тщательно одетый, стройный, строгий. В этот период он писал акварелью эскизы «Вечернее солнце», «Феодосия зимой». Он просматривал наши рисунки и удивительно точно подчеркивал все наши ошибки».
По-разному сложилась судьба студийцев. В своих воспоминаниях В.Морозова пишет: «Некоторые попали в облавы, погибли в гестапо, группа старших студийцев была отправлена в Германию и погибла в поезде по пути в Румынию».

Навстречу юбилею К.Ф.Богаевского
Суперобложка великолепной монографии В.С.Манина «Константин Богаевский». Санкт-Петербург, «Аврора», 2011

А что было потом…
«Студийцы и преподаватели, которые оставались в оккупации, были заклеймены как предатели. Это страшно: дети в 9-12 лет – с клеймом «предатель», – пишет Вера Морозова.
Для студийцев, вернувшихся с принудительных работ в рейхе, было время «ударного труда» на лесозаготовках. Горько сознавать, что есть те, кто по прошествии 75 лет после Великой Отечественной войны не учитывает реалии того сложного и страшного времени, тех обстоятельств, в которых оказались жители Феодосии в оккупированном городе.
Константин Фёдорович с особой тщательностью относился к историческим памятникам родного города. Известные его работы 20-х годов – «Карантин», «Башня Доковая», «Древняя армянская церковь в Феодосии», «Церковь Иоанна Богослова» и другие – правдивы, достоверны, точны, почти документальны изобразительно.
Известный художник, первый директор галереи Айвазовского Н.С.Барсамов свидетельствовал:
«Он облазил все генуэзские башни Феодосии и не только запечатлел внешний облик крепостных сооружений, а прекрасно передал характер кладки каменных стен, облицовки проёмов бойниц, ворот, калитки и доступные обозрению другие архитектурные детали».
В родной Феодосии в те годы его окружало внимание как преемника И.К.Айвазовского. М.А.Волошин писал о нем: «Между тем Богаевский был рожден таким же исключительным живописцем земли, как Айвазовский моря». Как историческая память остались его рисунки старой Феодосии: «Эскиз порта с элеваторами», «Вид Феодосии с горы Тепе-Оба»…
По воспоминаниям очевидцев К.Ф.Богаевского отличала особая скромность, деликатность, элегантность, изысканность в одежде. Его известная мастерская, где он собирал талантливых людей, всегда отличалась чистотой и уютом.
Как вспоминает Анастасия Цветаева, «Богаевского запомнила сердечно и сразу – так он был обаятелен, тих, застенчив, так много душевной прелести и убедительности было в его скромной к каждому внимательной манере себя держать…
Он мало говорил, и всегда что-то доброе, умное».
Много сказано, написано о дружбе Богаевского и Волошина. Их дружба была приятной и плодотворной. Они любили друг друга.

Продолжение следует

Материал взят с сайта

#koktebel.club #koktebel #news #Коктебель #koktebel_club #crimea #Феодосия #новости #Крым

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.