Что ждет российские онлайн-кинотеатры в 2022 году

В 2021 году рынок аудиовизуальных сервисов или онлайн-кинотеатров находился под пристальным вниманием государства и общественных организаций. Обсуждались плюсы и минусы рекомендательных систем, противоречивый контент, ошибки в возрастной маркировке. Самым ярким событием последней недели 2021 года стало включение крупнейшей мировой площадки — Netflix — в реестр аудиовизуальных сервисов. Это среди прочего значит, что теперь Netflix будет работать по российским законам. Инициатором включения стала Ассоциация «Интернет-видео» и ее руководитель Алексей Бырдин.

Алексей, зачем вам нужно было помещать Netflix в реестр?

Алексей Бырдин: Для того, чтобы он не получал незаслуженных конкурентных преимуществ на рынке. Российские онлайн-кинотеатры работают в чрезвычайно зарегулированной и конкурентной среде. Помимо того, что они конкурируют между собой, они конкурируют с иностранными платформами, такими как Netflix, и с пиратскими сервисами.

Пираты плюют на любое регулирование, а иностранные компании мало того, что никак не регулируются, так еще и имеют возможность привлекать огромные средства с глобального рынка, где они работают. В результате отечественные игроки оказываются в самом невыигрышном с точки зрения конкуренции положении. Мы достаточно долго вели борьбу за равные условия работы и очень рады, что с крупнейшим иностранным сервисом вопрос решился. Теперь Роскомнадзору пора посмотреть на Apple TV+, Crunchyroll и другие иностранные платформы, работающие в России, но еще не внесенные в реестр.

С включением в реестр Netflix что-то изменится?

Алексей Бырдин: Думаю, что да. Они должны будут открыть полноценный офис в России, начать следовать нашему законодательству. Полагаю, что им придется перерейтинговать свой контент, так как сейчас они исходят из американских норм. Весь контент с ЛГБТ-тематикой абсолютно точно получит 18+. Ну и обязаны будут передавать данные о посещаемости и просмотрах уполномоченной организации по измерению аудитории в Интернет, которой с высокой степенью вероятности станет Mediascope. Из неожиданного — да, в марте 2022 года они обязаны будут обеспечить трансляцию базового пакета федеральных каналов, причем разместить этот блок на заметном месте с соответствующим анонсированием. Это требование коснется всех аудиовизуальных сервисов в соответствии с новым законом, принятым полгода назад.

У Netflix есть партнер в России. Это «Национальная медиа группа», которая представляет интересы сервиса через специально созданное ООО «Развлекательный онлайн-сервис». Разве это не снимает вопросы по офису?

Алексей Бырдин: Есть два нюанса. Во-первых, меня смутило, что в реестре Роскомнадзора указан домен Netflix.com, а в качестве юридического лица — владельца сервиса то самое ООО «Развлекательный онлайн-сервис». Но это ООО никак не можем быть владельцем домена Netflix.com, он принадлежит Netflix Inc., как и все приложения Netflix, это очевидно, и каждый может это легко проверить. А во-вторых, как следует из интервью Ольги Паскиной — экс-руководителя «Национальной Медиа Группы», эта структура с осени 2020 года занимается тем, что принимает платежи за подписки на Netflix в России и занимается локализацией его каталога. Де-факто, действуя в роли агента, вряд ли оно сможет представлять Netflix в судах и модерировать контент, как того требует закон.

То есть офис Netflix все же понадобится?

Алексей Бырдин: Вероятнее всего — да, Netflix придется открывать в России полноценный офис. И здесь возникнет еще одна коллизия, связанная с тем, что иностранный собственник глобального видеосервиса по закону не может владеть аудиовизуальным сервисом в России более чем на 20%. Эта норма была принята у нас еще в 2017 году для того, чтобы избежать доминирования международных холдингов и поглощения отечественных игроков иностранцами.

В России хороший набор собственных онлайн-кинотеатров. Есть мнение, что независимые кинотеатры обречены на уход с рынка и останутся сплошные экосистемы. Что ждет рынок онлайн-кинотеатров в ближайшее время?

Алексей Бырдин: Сегодня на рынке действительно много онлайн-кинотеатров, их каталоги сильно пересекаются, и пользователи не видят между ними большой разницы. Лояльность к таким площадкам у пользователей довольно низкая, потому что эксклюзивного контента пока мало, а отписаться от сервиса можно в пару кликов. Ключевая задача рынка сейчас — удержать подписчиков. Самая успешная практика — формирование так называемых «бандлов» (пакетов услуг), в каждом из которых будет некий базовый сервис, которым пользуешься каждый день, и которому ты лоялен. Это может быть банк, сервис такси или мобильная связь. А в дополнение к нему есть онлайн-кинотеатр, на который распространяется эта базовая лояльность. А еще подписка на музыкальный стриминг и другие бонусы. Из такой связки подписчику уйти сложнее. Это и есть эффект экосистемы.

Ну то есть все договорятся со всеми и начнут продавать друг друга?

Алексей Бырдин: Не совсем так, поясню. В среднем у одного пользователя оформлены подписки на 2-3 сервиса. Больше — уже дороговато выходит. У нас есть универсальные видеосервисы, с огромными библиотеками наиболее востребованного, мейнстримного контента — российского и зарубежного кино и сериалов. К ним можно отнести с известной долей условности IVI, OKKO, отчасти Wink и «Кинопоиск HD». Такие сервисы претендуют на первую, основную подписку, закрывающую базовые потребности в фильмах и сериалах.

Но обычно стимулом для подписки является громкая премьера, какой-то новый сериал. Таким производством занимаются другие игроки: «Старт», «Премьер», Kion, More.TV и прочие…

Алексей Бырдин: Совершенно верно, тот же IVI и Кинопоиск производят много оригинального контента в дополнение к своему каталогу лицензионных тайтлов. А вот Start, Premier, KION делают ставку на собственные эксклюзивы. Они метят во вторую и третью подписку. Такие оригинальные подписки отлично дополняют упомянутые «бандлы», правда, здесь возникает еще одна проблема. Помимо конкуренции отдельных видеосервисов между собой существует конкуренция материнских компаний разных экосистем. Достаточно трудно представить себе в одном пакете Wink и IVI с их базовыми, сильно пересекающимися библиотеками. И в то же время маловероятно, что «Ростелеком» добавит себе в подписку принадлежащий МТС Kion. А вот у Сбера с этим проблемы не возникнет и в его экосистеме вполне возможен «бандл» из Okko и условного «Премьера», и принадлежащего Мегафону Start. Ivi вполне может обеспечить мейнстримовый контент для МТС в «бандле» с эксклюзивами Kion. Вот такой конструктор с экосистемами. И безусловно, в перспективе сложнее всего будет тем игрокам, которые не сумеют встроиться в такие союзы, найти свое место на рынке.

Но вот Netflix тоже никуда не вписывается.

Алексей Бырдин: Netflix слишком большой для этого, у него есть огромная библиотека собственного контента, которая пополняется сотнями наименований каждый год, причем для самых разных аудиторий, а потом, в Штатах и странах ЕС зачастую именно Netflix продается провайдерами в качестве такого вот базового партнерского видеосервиса.

Многие по-прежнему считают, что подписки это для богатых, а простой человек найдет себе фильмы и бесплатно — у пиратов. После победы над торрентами эта проблема ушла с повестки дня?

Алексей Бырдин: Безусловно, торренты сегодня — это своеобразный привет из прошлого, ими пользуются скорее по инерции. Там гораздо меньше аудитория и почти нет рекламы — это фактически закрытые клубы по интересам. Самая значимая проблема сегодня это стриминговые пиратские сайты.

А в чем сложность борьбы с ними? К ним нельзя применить те же способы, что и к торрентам?

Алексей Бырдин: Стриминговые площадки гораздо более актуальные и более технически совершенные. Это масштабный теневой бизнес. У пиратов размещается весьма навязчивая реклама онлайн-казино и букмекерских контор. Для сохранения рекламных доходов, пиратам нужно сохранять аудиторию, и пираты делают все, чтобы выбираться из-под блокировок и возвращаться в поисковую выдачу после удаления из нее, например, за счет склейки страниц.

То есть сделать с ними ничего нельзя?

Алексей Бырдин: Можно. Крупнейшие поисковые системы предоставляют вебмастерам сервисы управления индексацией сайтов, с помощью которых можно перенаправить вес страницы на новый адрес, чтобы сохранить для нее те же поисковые позиции. Когда в 2018 году заработал наш антипиратский Меморандум, и по требованию правообладателей тысячи (а потом и миллионы) ссылок на нелегальный контент стали удаляться из выдачи, пираты начали злоупотреблять этими склейками, чтобы сохранять свою видимость в поисковой выдаче. Не так давно нам удалось убедить Яндекс начать борьбу с доменными склейками пиратских сайтов, так что скоро эта лазейка должна исчезнуть. Еще одна важная мера — удаление из поисковой выдачи доменов-рецидивистов, на которых зафиксировано множество нарушений. Эти дополнительные механизмы защиты авторских прав войдут в обновленный антипиратский меморандум между ключевыми правообладателями, легальными видеосервисами, соцсетями и Яндексом. Ну, и конечно, мы очень ждем принятия уже внесенного в Госдуму антипиратского законопроекта.

Материал взят с сайта

#koktebel.club #koktebel #news #Коктебель #koktebel_club #crimea #Феодосия #новости #Крым

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.