Шесть сталинских ценовых послаблений глазами ученого-экономиста

Тот, кто живет в эпоху инфляции, всегда будет мечтать о том, как кто-то, могущественный и великий, придет, сотрет все эти запредельные цены напрочь и скажет: «Хлеб и молоко будут стоить намного меньше на все времена!». Неудивительно, что в памяти народа остались «сталинские» снижения цен как пример «преимуществ социализма» и «мудрого руководства», полного любви к малым мира сего.

Плакат 1953 года — не первоапрельская шутка.

Снижений цен было шесть в 1948 — 1953 годах, каждый год в марте — апреле, их ждали, на них надеялись. Их предваряла первая, крупнейшая подвижка в ценах в денежную реформу декабря 1947 года1. Каждый может открыть старые газеты в Сети, чтобы понять, когда и насколько снизили цены на крупу или хлеб, или сосиски с сардельками, или даже на уксусную эссенцию и томат-пюре2.

Но все-таки стоит разобраться, что же это было — снижение цен? Они — благое дело или просто миф, следы обработки массового сознания в 1940 — 1950-х?

Что ж, это возможно — необходимые документы рассекречены.

Постановление о проведении денежной реформы и отмене карточек. 1947 год.

Три задачи с одним условием

Представьте, что на дворе осень 1947 года и вы — в стенах Госбанка, Минфина или Госплана. Нужно решить сразу три задачи. С одним условием: цены надо снизить, но их нельзя снизить.

Первая задача — снять население с карточек, перевести его полностью на торговлю. В декабре 1947 г. 62,8 млн человек, больше трети населения СССР, находились на государственном снабжении хлебом3. Этому нужно положить конец, пусть покупают все в магазинах.

Вторая задача — считается, что за время войны накопились излишки денежной массы и их нужно уничтожить. Больше всего таких денег в деревне, у тех, кто торговал на свободном рынке. Доля «колхозного рынка» во время войны — более 30% розничного товарооборота4.

А еще много денег — у спекулянтов. Доля доходов населения от «обмена товарами и услугами между группами населения» в 1943 — 1944 годах в общей сумме его доходов составляла 56%. Чтобы выжить — «шевелиться». На государственные и кооперативные организации приходились 44%5.

Избытки денежной массы оценивались в 53-57% всех наличных денег. К концу 1945 г. — 47%, или 35 млрд руб.6 Одним из доводов в пользу «избыточности» было неравенство во вкладах. Примерно 4% вкладчиков (с остатками свыше 10 тыс. руб.) держали больше трети суммы всех вкладов в сберкассах СССР, около 18% вкладчиков (с остатками свыше 3 тыс. руб.) — 72,6% всех вкладов (на 16.12.1947)7.

Третья задача — чтобы уйти с карточек, нужны единые цены. В советской экономике государственная торговля доминировала, цены устанавливались «сверху». Централизованными ценами и директивной зарплатой прямо регулировался уровень жизни населения — грубо говоря, сколько буханок хлеба и пар обуви можно купить на обычную зарплату. Но в 1942 — 1947 годах существовала двойная система цен: пайковые (по карточкам) цены нормированного снабжения и коммерческие (по ним все, чтобы выжить, можно купить в коммерческих магазинах).

И те и другие — выше довоенных.

Выше!

Во время войны и в 1946 — 1947 годах цены постоянно повышались8. Средний уровень цен к концу 1947 года превышал уровень цен 1937 года в 3,5 раза, уровень 1940 г. — в 3 раза. По продовольствию — в 3,4 раза, без учета алкоголя — в 2,9 раз, по алкоголю — в 6,5 раз, по непродовольственным товарам — в 2,4 раза9.

Даже пайковые цены были выше довоенных.

«Цены нормированной торговли» на мясо в 1945 г. выше 1940 г. примерно на 20%, на колбасу и сыр — на 15 — 20%, на сельдь — на 42%, на сливочное масло — на 42%, на сахар — на 39%, на соль — в 4 раза, на водку — в 7 раз. Но ряд ключевых цен остались неизменными (мука, хлеб, макароны, молоко, яйца, чай, печенье)10.

Павильон молочных продуктов на Кузнечном рынке. Москва. 1934 год.

А что такое «коммерческие цены»? Те, через которые можно изымать часть доходов населения, чтобы финансировать оборону?

Цены на «говядину средней упитанности 1 сорта» выше цен 1940 г. в 12,5 раза (в 1944 г. — в 40 раз). На краковскую колбасу — в 16 раз, на сливочное масло — в 14,8 раза, на молоко — в 18 раз, на сыр «Советский» — в 11,4 раза, на яйца — в 15,4 раза, на сахар — в 43,9 раза, на соль — в 417 раз, на чай черный байховый «Грузинский» 1 сорта — в 7,5 раза, на муку пшеничную 1 сорта — в 20,7 раза, на гречневую крупу «ядрица» — в 34,9 раза, на ржаной хлеб из обойной муки — в 24 раза, на водку — в 8,7 раза11.

А по «непродовольственным товарам»? Коммерческие цены за ситец — в 18,3 раза были больше цен 1940 г. и цен нормированного снабжения. Мужской костюм — в 8 раз, хозяйственное мыло — более чем в 50 раз, нитки — в 40 раз, папиросы «Казбек» — в 12,7 раза12.

Как все это соединить?

Как установить единые цены и решить три задачи сразу? Можно сломать себе голову, придумывая десятки вариантов и докладных записок.

В жизни так и было — десятки. Конечный вариант и стал источником мифа о сталинских снижениях цен, дожившего до наших дней.

«База» для шести снижений

Решение №1.

Обмен денег на московской фабрике «Скороход». 1947 год.

В декабре 1947 года провести денежную реформу13. Отнять большую часть наличности, экспроприировать ее, резко сократить платежеспособный спрос тех, кто смог что-то «накопить» правдами и неправдами. Менять наличность как 10 «старых рублей» на 1 рубль новый, вклады в сберкассах до 3 тыс. руб. (более 80% вкладчиков) — как один к одному, суммы свыше 3 до 10 тыс. руб. — «за три рубля старых денег — два рубля новых денег», суммы свыше 10 тыс. руб. — «за два рубля старых денег — один рубль новых денег».

Наличность — вон!

Решение №2.

Тем же постановлением о денежной реформе отменить карточки, уничтожить двойную систему цен (пайковые и коммерческие) и установить единые государственные розничные цены на уровне гораздо выше, чем 1940 г., но ниже коммерческих. Цены на хлеб, муку, крупу и макароны чуть снизить против пайковых на 10-12% ( и значит, даже против 1940 г.), на табак и спички оставить «пайковыми» (близкими к 1940 г.).

Хлеб, как и всё, что вокруг него, должен быть дешев, иначе властям — не жить. Но все остальные цены, сделав едиными, подняли в несколько раз, пустив их по коридору между «пайковыми» и «коммерческими».

Что же в итоге?

На начало декабря 1947 г. в обращении 59 млрд руб. наличности, к 16 декабря — 43,6 млрд руб., к концу декабря они обменены на 4 млрд руб. Вклады в сберкассах на 16 декабря 1947 г. — 18,6 млрд руб., в конце декабря — 15 млрд руб. Количество денег, выпущенных в обращение, составило к концу 1947 г. 63,3% от уровня 1940 г.14 Экономический результат — экспроприация у населения более 90% наличности (полученных ранее доходов, платежеспособного спроса) и 16% вкладов в сберкассах. Вместо госдолга (облигационных займов населению) в 159 млрд руб. должно было остаться 59 млрд руб., т.е. сумма долга сократится в 2,7 раза15.

А что с ценами?

Перед началом денежной реформы государственные розничные цены были выше уровня 1940 г. в 3,04 раза. После ее завершения, в 1948 г., — в 2,56 раза16.

Лучше сказать еще раз. Из денежной реформы население вышло с едиными государственными ценами, которые были выше довоенных в 2,56 раза, — при ликвидации более 90% сбережений в наличности, имевшейся на руках, 16% вкладов и более 60% сбережений в облигациях.

Это и была «база» для будущих шести «сталинских снижений цен» в 1948 — 1953 годах.

Реалии довоенных доходов

Но цены нельзя брать только сами по себе. Важно еще знать, что происходит с «доходами населения».

Фонд заработной платы, денежного довольствия, пенсии и пособия, т.е. денежные доходы населения, в 1947 г. были выше довоенного уровня 1940 г. в 1,87 раза17. Розничные цены — в 2,56 раза. Таким образом, денежная реформа закрепляла падение жизненного уровня населения, его реальных доходов в 1947 г. на 27% к 1940 г. (1,87 / 2,56). Плюс ликвидировала подавляющую часть сбережений, сделанных в 1941 — 1947 годах.

Это «надежный» базис, чтобы снижать цены.

Тем более что впереди был послевоенный бум в экономике со всей энергией народа и надеждой на мирную и сытную жизнь. Промышленная продукция в 1950 г. выросла к 1945 г. в 1,89 раза. В 1955 г. к 1950 г. — в 1,85 раза18.

Производительность труда рабочих в промышленности в 1953 г. была выше 1940 г. в 1,71 раза, в строительстве — в 1,5 раза, в сельском хозяйстве — в 1,14 раза19. Рост производительности — еще одна база для снижения цен.

Повторимся: их, снижений, было шесть, каждый март — апрель, шесть лет подряд. На 10, 15, 20 процентов, а иногда даже на 50. Возьмем мясо: в 1949 г. — на 10%, в 1950 г. — на 24 — 35% по отдельным видам, в 1951 г. — на 15%, в 1952 г. — еще на 15% и, наконец, в 1953 г. — на 15%.

Нетрудно посчитать, что за это время цены на мясо сократились на 60%.

Но даже после этого они оставались выше предвоенных на 8%20.

А каков общий результат? Цены на все товары после последнего, шестого, снижения (с 1 апреля 1953 г.) оказались ниже на 55% цен IV квартала 1947 г. (т. е. времени денежной реформы и установления единых государственных розничных цен). Ура!

Но они выше предвоенных цен 1940 г. на 33,5%21!

В этой точке сразу же возникает большой знак вопроса. Выше предвоенных! Значит, нужно разбираться дальше, понимая, что реальные доходы населения зависят не только от цен, но еще и от размеров зарплат и других денежных доходов населения.

А что происходило с доходами?

«В ответ на заботу партии и правительства…»

Разгадка финансовой головоломки

Реальные доходы населения выросли. И не просто выросли, но поднялись всего лишь за шесть лет (1947 — 1953) в 3 раза! Лучше всего это увидеть в таблице 1.

Причина проста — номинальные доходы резко опередили цены, которые к тому же и упали в 2,2 раза к уровню 1947 года (денежной реформы). И произошло это, в свою очередь, в опережение любых приростов производительности труда (табл. 1). Но как это возможно? По всем канонам сначала растет производительность труда, а уже в меру этого и за ней — зарплата и реальные доходы населения.

И почему не случилась вспышка инфляции? Такие разрывы в росте реальных доходов и производительности труда неизбежно должны были породить взрыв цен хотя бы на свободном («колхозном») рынке. Но его не было.

Что сказать на это? Да здравствует забота партии и правительства о благе советского народа? «У нас, в Стране Советов, самым ценным капиталом являются люди, а благополучие и счастье людей составляют главную заботу социалистического государства»23? Это действительно так?

А разгадка финансовой головоломки проста. Если вы уничтожили более 90% спроса в наличных деньгах на товары и услуги и, кроме того, убили часть спроса во вкладах в сберкассах и все это сделали на десятки миллиардов рублей (денежная реформа 1947 г.), то вы обладаете гораздо большей свободой в том, чтобы повышать реальные доходы населения, опережая рост производительности труда. Вы можете это делать «сверху» через рост зарплаты или через директивные снижения розничных цен, крича об этом во все рупоры пропаганды.

У вас в денежном спросе образовалась огромная яма, дыра, и вы ее теперь «спокойно» заполняете.

В новом магазине в Ленинградском районе на окраине Москвы. Декабрь 1953 года. Фото: Анатолий Гаранин

Снижения цен 1948-1953 гг. — обратная сторона экспроприации сбережений в декабре 1947 года, наравне с ростом производительности труда во время послевоенного бума.

Наверное, эта формула должна быть окончательной.

Нам она очень важна, чтобы не искать ложных преимуществ директивной экономики. Эта экономика была во многом основана на экспроприациях, на отъемах 1917-1921 годов, 1930-х, 1947 года, денежной реформы 1991 года. Нам нельзя быть в восторге от рожденных в ней мифов, повторять их молитвенно, чтобы вновь не забрести «туда» — в стагнационную директивную модель, загнавшую благосостояние народа к началу 1980-х годов в тупик. Она хороша только во время войны.

Впрочем, у рыночной экономики есть свои мифы, мимо которых тоже стоит пройти, не оглядываясь.

1. Постановление Совмина СССР и ЦК ВКП(б) от 14 декабря 1947 г. № 4004 «О проведении денежной реформы и отмене карточек на продовольственные и промышленные товары». Известия Советов депутатов трудящихся СССР от 15 декабря 1947 г.

2. Сообщения о снижении цен: Известия Советов депутатов трудящихся СССР от 10 апреля 1948 г., 1 марта 1949 г., 1 марта 1950 г., 1 марта 1951 г., 1 апреля 1952 г., 1 апреля 1953 г.

3. Нар. хоз-во СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Стат. сб. — М.: Госкомстат СССР, Информац.-издат. центр, 1990. С. 202.

4. По сопоставимому кругу продовольственных товаров. Советская торговля. Стат. сб. — М.: ЦСУ при Совмине СССР, 1964. С. 39.

5. По страницам архивных фондов ЦБ РФ. Выпуск 1. — М.: ЦБ РФ, 2006. С. 25.

6. По страницам архивных фондов ЦБ РФ. Выпуск 3. — М.: ЦБ РФ, 2007. С. 9, 26, 67.

7. Там же. С. 111.

8. Докладная записка ЦСУ Г. Маленкову об изменении государственных розничных цен на продовольственные и промышленные товары по сравнению с довоенным уровнем. Сб. документов «Советская жизнь. 1945-1953 гг. М.: РОССПЭН, 2003. Доступно: https://istmat.info/node/18465.

9. Там же.

10. Нар. хоз-во СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. С. 193-194.

11. Там же. С. 193-194.

12. Там же. С. 195-196.

13. Постановление Совмина СССР и ЦК ВКП(б) от 14 декабря 1947 г. N 4004.

14. Итоги денежной реформы 1947 г. Записка И. Сталину. В кн.: По страницам архив. фондов ЦБ РФ. Выпуск 3. С. 107.

15. Там же. С. 108.

16. По страницам архив. фондов ЦБ РФ. Выпуск 3. С. 114.

17. Итоги денежной реформы 1947 г. Записка И. Сталину. В кн.: По страницам архив. фондов ЦБ РФ. Выпуск 3. С. 108.

18. Нар. хоз-во СССР. Стат. сб. — М.: Госстатиздат, 1956. С. 49.

19. Краткий стат. сборник. — М.: ЦСУ, 1955. С. 23, 64, 113.

20. Сообщения о снижении цен 1948-1953 гг.; Докладная записка ЦСУ.

21. Там же.

22. Итоги денежной реформы 1947 г., с. 108; Докладная записка ЦСУ; Краткий стат. сборник. — М.: ЦСУ, 1955. С. 23, 64, 113; Статистические динамические ряды за 1913-1951 годы. М.: ЦСУ, 1952. С. 51; Нар. хоз-во СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. С. 31.

23. «Новое снижение розничных цен». Известия Советов депутатов трудящихся, 1 апреля 1952 г.

Материал взят с сайта

#koktebel.club #koktebel #news #Коктебель #koktebel_club #crimea #Феодосия #новости #Крым

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.