За расчистку лесной дороги бизнесмену грозит до семи лет лишения свободы

Руководитель агропредприятия из райцентра Кадошкино Игорь Рогожин, невесело улыбаясь, говорит: «Мое дело простое — был бы человек, а статья найдется. Убедился на собственном опыте». По просьбе жителей трех окрестных сел он расчистил грунтовую дорогу в лесу и… стал фигурантом уголовного дела о незаконной вырубке лесных насаждений в особо крупном размере. Теперь ему грозит до семи лет лишения свободы. А сельчане горячо благодарят «злоумышленника» и собирают подписи в его защиту.

— Верно говорят, от сумы да от тюрьмы не зарекайся, — продолжает Рогожин, крутя руль своего подпрыгивающего на ухабах «УАЗа». — Вот она — эта дорога, в детстве мы по ней на велосипедах к речке купаться ездили. Тогда, в советское время, грунтовку приводили в порядок здешние колхозы. А как не стало их, так и начала она приходить в негодность, зарастать самосевом…

Идея восстановить старую дорогу, напрямую соединявшую села Большая Поляна, Глушково и Паево с райцентром, была народной инициативой. Сельчане не раз обращались с такой просьбой к Рогожину как к главе районного подразделения крупного агрохолдинга.

— Мы всегда помогаем чем можем. К примеру, зимой трассы от снега в деревнях чистим. Благо техника есть, — рассказывает Игорь Рогожин. — Вот люди и рассудили по-хозяйски: по грунтовке из этих сел до Кадошкино шесть с половиной километров, а по главной дороге — 21. Сэкономим время и бензин! Да и «скорая» с пожарными при необходимости на 20 минут быстрее доберутся. А еще — если наши тракторы и комбайны на поля здесь поедут, то не будем асфальт на дороге тяжелой техникой разбивать. Всем хорошо!

Главы поселений даже направили Рогожину письменные ходатайства с просьбой привести в порядок грунтовую дорогу, чтобы использовать ее для сельхозтехники предприятия, сведя к минимуму вред для нового асфальта. «Эта дорога исторически сложившаяся, использовалась населением и автотранспортом с начала прошлого века, — отмечалось в письме руководителя Паевского сельского поселения Владимира Келина. — А ее косметический ремонт во много раз дешевле укладки нового асфальтобетонного покрытия и может осуществляться собственными силами подразделения».

— Был бы я не местный — мог бы отказаться. Но я же вырос здесь, меня тут все знают. Почему не пойти навстречу? Как закончились весенне-полевые работы, направил людей и технику на расчистку старой грунтовки, — рассказывает Игорь Александрович. — Восстанавливали мы ее в общей сложности неделю. Особенно тяжело пришлось на участке в 800-900 метров, проходившем через лес. Когда работа уже близилась к концу, появились лесничий и полицейские. И сказали, что мы нарушили закон: оказывается, по бумагам это не дорога, а межквартальная просека.

«Когда работа уже близилась к концу, появились лесничий и полицейские. И сказали, что мы нарушили закон»

Стражи порядка подсчитали поваленные бульдозером деревья — их оказалось ровно 33. Это три-четыре кубометра древесины общей стоимостью 5300 рублей. Но при оценке ущерба эту цифру, согласно утвержденной таксе, умножили на 50 — и получилось 269 тысяч рублей. А это уже серьезно.

— Уголовное дело возбуждено по части 3 статьи 260 УК РФ «Незаконная рубка лесных насаждений, совершенная в особо крупном размере». О преступлении в полицию сообщил лесничий, — уточнили в МВД по Мордовии.

В райадминистрации пояснили, что в реестре автомобильных дорог местного значения эта дорога отсутствует, а за разрешением на реконструкцию никто не обращался.

Правда, на архивной карте 80-х годов злополучная грунтовка обозначена. И на схеме территориального планирования, утвержденной советом депутатов Кадошкинского района 25 ноября 2010 года, она тоже отмечена — как дорога, которая запланирована к переводу в статус трасс с твердым покрытием. О том, что такие планы существовали давно, свидетельствует и добротный железобетонный автомобильный мост у леса, спроектированный еще на излете СССР и сданный в эксплуатацию в начале 90-х. Куда должен был вести этот мост, если дороги за ним не было? На лесную просеку?

— Испокон века там грунтовка шла! Мы каждый год просили и местное, и приезжее начальство ее в порядок привести, — говорит учительница Светлана Абаева из села Большая Поляна.

Тем временем районная газета публикует письма местных жителей с благодарностями в адрес Игоря Рогожина. В трех селах уже собрано более 500 подписей в его защиту. Люди знают, что для суда их мнение — слабый аргумент. Но надеются — а вдруг?

— Сейчас у меня горячая пора — и уборочная, и допросы… А тут еще вещественные доказательства охранять надо, — Рогожин показывает на небольшую кучу сваленных стволов. Среди них есть несколько деревьев покрупнее — 16 сантиметров в диаметре, но в основном — молодая поросль. Вот они — все 33, краской пронумерованы. Принял на ответственное хранение. Мужики подходили, хотели забрать баню топить, но я строго-настрого наказал, чтобы не трогали, пока суд да дело, а то меня привлекут еще за уничтожение улик. Я понимаю — закон есть закон, от ответственности не отказываюсь. Заплатим штраф, погасим ущерб, посадим новые деревья этой же осенью. Но — если по расчищенной дороге «скорая помощь» в село приедет втрое быстрее и спасет чью-то жизнь, неужели это не стоит тех деревьев?

Материал взят с сайта

#koktebel.club #koktebel #news #Коктебель #koktebel_club #crimea #Феодосия #новости #Крым

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.