Эксперт: Аквакультура не будет развиваться там, где ей мешают

С начала 2000-х на Дальнем Востоке идет своеобразный чемпионат по созданию препятствий для развития рыбной отрасли. Приходится сталкиваться со множеством серьезных проблем.

Год назад депутаты Сахалинской областной думы внесли в Госдуму законопроект, предлагающий разрешить предоставление для индустриальной или пастбищной аквакультуры тех участков, которые уже выделены для промышленного рыболовства. Такой подход позволил бы использовать водные объекты более эффективно. Несколько месяцев проект находился на рассмотрении, но в апреле 2021-го его решили отклонить.

Подобные решения тормозят наметившиеся было в последние годы положительные изменения в сфере рыбоводства. Малый бизнес физически не может войти на прибрежные территории, потому что для него действует множество ограничений.

С просьбой помочь решить эту проблему в наш центр обратились депутаты и Сахалинской области, и Хабаровского края. В обоих регионах одна и та же картина. Законодательные ограничения поставили надежный барьер перед малым бизнесом и не дают использовать водные ресурсы в комплексе. Акватория закреплена за рыболовными хозяйствами, а им она нужна два-три месяца в году. На самом деле эти три месяца могут случиться раз в пять, восемь, десять лет. Некоторые территории вообще не используются, тем не менее они за кем-то закреплены.

Законодательные ограничения поставили барьер перед малым бизнесом и не дают использовать водные ресурсы в комплексе

Например, залив Анива на Сахалине — очень перспективный район для развития товарной аквакультуры. Но производители не могут выращивать там морского гребешка, морского ежа, трепанга и другие виды биоресурсов. Дело в том, что в прибрежной акватории залива сформировано около 45 рыболовных участков и сроки договоров пользования ими истекают только в 2028 году. На подобные водные «наделы», многие из которых не задействуются в полной мере, разделена практически вся акватория островного региона.

Это давно устаревшая норма и ее необходимо менять. Надо разрешить мультипользование водными ресурсами. Промысловикам следует оставить право рыбалки, но не право занимать побережье.

Необходимо создавать промышленные кластеры и парки аквакультуры. Это позволит комплексно использовать приморские территории и запустить один из сильнейших мультипликаторов — развитие марикультуры и прибрежной переработки. Получится так называемая синяя экономика.

Кроме того, это может помочь развитию территорий. Транспортные узлы в прибрежной зоне сейчас ориентированы на крупные отгрузки таких ресурсов, как, например, уголь. Но угольный порт не может стать инструментом закрепления населения на территории. А внутри кластера по выращиванию продукции марикультуры развивается бизнес. У него есть короткие и длинные циклы, он обеспечивает население рабочими местами.

Мы разработали и предложили для внедрения систему, которая предполагает комплексное развитие прибрежной зоны с учетом деятельности как крупного, так и мелкого бизнеса. К сожалению, создание промышленных кластеров и комплекс морского парка пока не нашли понимания у регулятора.

Еще один неприятный фактор — несколько формальный подход к работе у сотрудников пограничной службы. Вместо того чтобы контролировать порядок на водных объектах, они нарушают деятельность предприятий.

Недавно в заливе Посьет пограничники задержали катер, принадлежащий морским фермерам. Судно следило за тем, чтобы на участки не заходили незаконные сборщики трепанга. Свои действия силовики объяснили тем, что катер нарушил правила погранрежима, утвержденные приказом ФСБ России от 7 августа 2017 г. № 454. Согласно им за два часа перед каждым выходом в море предприятию нужно письменно уведомить об этом погранотряд. В уведомлении должны содержаться сведения о капитане и количестве человек на борту. При замене капитана или изменении числа членов экипажа уведомление надо направлять повторно и ждать на берегу еще два часа. Это значит, что, если, к примеру, один из работников нырнул в воду, чтобы провести какие-то действия на участке, лодку уже можно задерживать: число людей на борту изменилось.

Штраф за нарушение не такой большой — от 300 до 1000 рублей. Но проблема в том, что на плавсредства накладывают арест сроком до трех месяцев, с перспективой дальнейшей конфискации. Это просто рушит весь технологический процесс. Что значит снять катер с работы даже на час? Это значит, что твой участок за это время ограбят.

Если работник нырнул в воду, чтобы провести какие-то действия на участке марикультуры, лодку уже можно задерживать: на борту число людей изменилось

Строгость закона — это хорошо. Но пограничников почему-то совершенно не интересуют огромные флотилии незаконных туристических катеров в бухтах. Потому что их сложно поймать. А плавсредства хозяйств марикультуры всегда на виду. Они не меняются часто, не прячутся и возвращаются всегда на одно и то же место. Они имеют номера, в конце концов. Задержать их — самое простое дело.

Марикультура развивается там, где ей помогают. Где мешают, она развиваться не будет, тем более, если мешает силовик. Должна быть сложная регуляция, а не упрощенное применение нормы. Можно, например, составить списки судов, принадлежащих честным фермерам. И, если уж есть нарушение, штрафовать их, но не задерживать катер, не мешать работе. Регуляция должна быть удобна всем. Надо стремиться к тому, чтобы работать не в конфронтации, а в сотрудничестве друг с другом. Бизнесмены могут стать союзниками пограничников при патрулировании, они тоже следят за акваторией. Можно быть глазами друг друга и взаимодействовать. И мы уже видим положительные примеры. Так, в прошлом году в том же заливе Посьет пограничники хорошо «прижали» браконьеров. И за это им огромное спасибо.

Материал взят с сайта

#koktebel.club #koktebel #news #Коктебель #koktebel_club #crimea #Феодосия #новости #Крым

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.