«Осунулся и повзрослел». Как живет в челябинской колонии украинский антифашист Александр Кольченко

– Ты, раньше говорил, вроде как политзаключенный. – Ну да. – Ты до сих пор так считаешь? – Конечно. Атифашиста Александра Кольченко судили в Ростове-на-Дону вместе с Олегом Сенцовым в 2015 году – за поджог офиса партии «Единая Россия» в Крыму. Активиста и режиссера обвинили в терроризме и приговорили к 10 и 20 годам лишения свободы соответственно. Свою вину они отрицают, а международные правозащитники считают Сенцова и Кольченко политзаключенными. Александр Кольченко отбывает срок в копейской колонии в Челябинской области. Недавно к нему с инспекцией наведались члены общественной наблюдательной комиссии региона. «Спортом занимается, корреспонденцию получает» Кольченко показывает комиссии письма: слова поддержки и солидарности он получает из России, Украины, Беларуси, Швеции, Германии, Франции. Пишут в основном незнакомые люди, узнавшие о нем из новостей. Его рост – метр-девяносто. Выше среднего. Потому дают дополнительное питание: немного молока и творога, иногда яйцо. В столовой утверждают – так кормят всех очень высоких: «Полторы пайки им дают. Суп картофельный с крупой овсяной и мясо жареное с макаронами». Мать заключенного Лариса Кольченко рассказала Настоящему Времени, что дополнительное питание Александру стали давать после того, как он прекратил голодовку в июне 2018 года. От еды он отказывался в поддержку требований другого арестованного украинца, Олега Сенцова. Оба добивались, чтоб Россия отпустила на свободу всех украинских политзаключенных. «У него уже было такое критическое состояние, он почти 10 килограмм веса потерял», – говорит Лариса Кольченко. Кадры из колонии она смотрит дома в Киеве, видит сына впервые за восемь месяцев. Последний раз на свидание к сыну Ларисе удалось попасть летом. Члены ОНК довольны увиденным в колонии. Заместитель главы комиссии Федор Бельке хвалит наваристую еду в столовой. Глава ОНК Челябинской области Василий Катанэ подводит итог: «Спортом занимается, в отряде у него хорошие отношения, почту, корреспонденцию, он получает вовремя все». ШИЗО по праздникам Перед Новым годом Кольченко на десять суток отправили в изолятор. «В изоляторе один Новый год встречал или двухместный был?» – интересуется член комиссии. «Вдвоем», – рассказывает Александр. «Встречал» сказано громко: в колонии отбой в десять вечера. «Если мы возьмем даты помещения Саши в ШИЗО (штрафной изолятор – НВ), [то увидим]: по всем календарным датам, праздникам и всяким инаугурациям президента всегда изолируют людей с определенными статьями», – комментирует помещение Кольченко в СИЗО правозащитница Татьяна Щур. Она в инспекции, которая побывала у осужденного украинца, не участвовала: сейчас в ОНК области в основном те, кто попал туда по согласованию с ФСИН, говорит активистка. «Это все равно, как если бы он говорил с сотрудниками колонии, тут никакой разницы нет», – считает Щур. «Он еще больше вытянулся, осунулся. И повзрослел, конечно», – Лариса Кольченко надеется этой весной попасть к сыну на свидание. Она рассказывает, что Александр просит больше писать писем обо всем, что происходит на родине: «О политике там вообще нельзя писать, нежелательно, но какие-то другие новости: из искусства, культуры, науки – это его тоже все интересует. Материал взят с сайта

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.