Цитаты из книги В.И. Якунина «Коварная колея»

12 апреля в британском издательстве Biteback Publishing выходит книга В.И. Якунина «Коварная колея» (The Treacherous Path), в которой представлен взгляд на исторические события и процессы в России и СССР на рубеже XX-XXI веков.

Мнение о санкциях

«В 2014 году вместе с рядом других официальных лиц и предпринимателей я был включен в санкционный список госдепартамента США. Кажется, что это имеет большое значение, но на практике практически ничего не меняет — у меня очень немного интересов в США. Однако на личном уровне этот новый статус доставляет мне определенный дискомфорт, а также влечет за собой последствия для моей семьи, поскольку влияет на их жизнь и планы. Создается ощущение, что эти санкции использовались не против действительно опасных людей, а для самоутверждения. По моему мнению, это серьезная ошибка, поскольку единственная реальная вещь, которой американцам удалось добиться, заключается в том, что они создали атмосферу подозрительности и подавления в своем собственном обществе. Они стали подобны врачам, заразившимся вирусом, который пытались вылечить — санкции стали причиной болезни западного общества».

О себе

«За последние семьдесят лет я прожил много жизней, как и Россия в этот же период. Я был ученым, разведчиком, дипломатом, предпринимателем, первым заместителем министра в правительстве и, наконец, президентом Российских железных дорог — одной из ведущих транспортных компаний мира. Когда я родился, Россия была центром СССР — одной из двух мировых супердержав. Я видел рост, перемены и упадок в стране, а затем был свидетелем того, как позитивная энергия, заложенная в основу перестройки, вышла из-под контроля и разрушила институты, которые она должна была бы спасти».

Об отношениях с Западом

«Когда вы в последний раз читали что-нибудь хорошее в западной прессе о России или Путине? Когда в последний раз западные СМИ в позитивном ключе освещали хотя бы сферы деятельности, не касающиеся политики, например, балет или научные достижения? Почему практически любая статья о России сопровождается фотографией президента? Если о событии рассказывается в российской прессе или выступает официальное лицо, это сразу же называют пропагандой. Когда в разгар международного кризиса Россия призывает к сдержанности и переговорам, нас критикуют. В тех случаях, когда мы задействуем вооруженные силы, каждый наш шаг истолковывается наихудшим образом. Может ли удивлять, что с каждым днем Россия и Запад все больше отдаляются друг от друга?».

О работе в Санкт-Петербурге

«В 1991 году мы вместе с Юрием Ковальчуком и Андреем и Сергеем Фурсенко создали фирму «Темп». Наш успех в производстве фильтров водоочистки в Санкт-Петербурге был показательным примером. Мы знали, что из-за плохого качества вода в городе едва ли может считаться пригодной для питья, а нам был известен минерал, способный очень эффективно ее очищать. Фильтры водоочистки уже тогда можно было свободно купить в магазинах, но наше взаимодействие с исследовательскими институтами обеспечило нам технологическое преимущество: никто, кроме нас, не владел информацией об этом минерале — мы же знали, где его получить и как использовать».

О Путине

«Владимир Путин не родился президентом. В советскую эпоху редко случалось, чтобы человек из Санкт-Петербурга попадал в высшие эшелоны власти. Близость к западным странам, демократические традиции, дерзко настроенная интеллигенция и настойчивое стремление к свободе — все это делало жителей города подозрительными кандидатурами для аппарата коммунистической партии. Однако Путин обладал одним важным качеством, выделявшим его на фоне почти всех его коллег, — он держал слово. Это стало одним из факторов, которые позволили ему занять этот пост».

О назначении в РЖД

«Я никогда даже не мог представить себе, что мне поручат руководство российскими железными дорогами. В 2002 году я занимал пост заместителя министра транспорта и отвечал за интеграцию разных частей транспортной инфраструктуры, пытаясь найти способ сопряжения железнодорожной системы с портами страны. Однажды воскресным днем в 2002 году мне позвонил президент и спросил, что я думаю об одном человеке, который работает в министерстве путей сообщения. Поскольку этот разговор состоялся вскоре после отставки Николая Аксененко, я сразу понял, что человек, о котором спрашивал президент, рассматривался в качестве кандидатуры на его место. Я знал этого человека, поскольку в прошлом мы вместе работали в Санкт-Петербурге, и не был уверен, что он подходит на эту должность, поэтому мои ответы в целом были уклончивыми, даже негативными. Но следующий вопрос президента застал меня врасплох: «Кто, по Вашему мнению, подходит для этой должности?». Я ответил, что знаю только одного человека, который обладает необходимыми качествами, хотя и не знаком с ним лично, и это Геннадий Фадеев, который в то время возглавлял Московскую железную дорогу. «Пожалуйста, свяжитесь с ним. Узнайте, готов ли он занять эту должность». Вскоре после этого Путин вновь позвонил мне и сообщил, что я назначен первым заместителем министра путей сообщения и подотчетен министру Фадееву».

О российских железных дорогах

«Я полагаю, можно назвать российскую железнодорожную систему метафорической моделью страны в целом. Будучи результатом совершенно определенной череды исторических обстоятельств, она представляет собой практически непостижимый и потрясающий по своим гигантским размерам комплекс и не может быть ограничена какими-то рамками простой монолитной организации».

О разговоре с Меркель

«Я помню, как в 2008 году спросил президента Siemens Петера Лёшера, почему на встречах с русскими канцлер Ангела Меркель общается через переводчика, ведь она родилась в Восточной Германии и хорошо говорит по-русски. Я всегда считал так: если я знаю хоть одно слово по-китайски, я его использую; если я знаю три слова на немецком, я их использую. Я не мог понять, почему человек, знающий русский язык так хорошо, как Меркель, не говорит на нем во время поездок в Россию, — складывалось впечатление, что она была в плену некой фобии.

Две недели спустя один мой друг прислал письмо, в котором говорилось, что канцлер хочет встретиться со мной в Берлине. Она поприветствовала меня у дверей приемной и сразу же начала говорить со мной на русском. Она сказала: «Господин Якунин, вы правы, я действительно боюсь говорить по-русски. Когда я была ребенком, советский солдат украл мой велосипед, и с тех пор я испытываю чувство, которое, я полагаю, можно назвать неприязнью по отношению к русским». Я сразу же ответил: «Госпожа Меркель, за углом есть большой универмаг. Если бы я хоть на одну секунду мог представить себе, что это вылечит вашу рану, я бы сейчас же кинулся туда и скупил бы все велосипеды, которые у них есть, но я не уверен, что это поможет». 

О международной обстановке

«Скелеты холодной войны просыпаются и вылезают наружу. И с каждым днем они становятся все сильнее. Некоторые политики в России и на Западе стараются не использовать этот термин, но я не думаю, что они продержатся долго. Настало время назвать вещи своими именами».

О вере

«Я по-настоящему пришел к церкви довольно поздно, в 2003 году, в возрасте 54 лет. Именно в тот год вместе с группой других паломников мы впервые привезли Благодатный Огонь из Иерусалима в Москву, ко времени проведения Пасхальной службы в Храме Христа Спасителя — возобновив традицию, от которой отказались коммунисты и которую мы теперь соблюдаем ежегодно».

Об отношении россиян к критике Путина в западных СМИ

«Такое отношение только убеждает рядовых граждан России в том, что Запад является для них врагом. То же верно и в отношении постоянных личных нападок на Владимира Путина. Не секрет, что русские способны выдерживать очень большие трудности, больше, чем любой другой народ на земле, но они не выносят оскорблений в свой адрес. Русские воспринимают оскорбление национального лидера как личное оскорбление, как унижение своей страны».

 ​О будущем

«Те, кто контролирует деньги и киберпространство будут контролировать будущее. Но технологическая угроза усиливается информационной войной, идущей на страницах мировых изданий и на телеэкранах. Учитывая то, что я могу следить как за западными, так и за российскими СМИ, я вижу, как и те, и другие манипулируют своей аудиторией. По моему мнению, неолиберальный консенсус, который все еще доминирует в США и Европе, ужасно напоминает взгляд на мир, присущий большевикам. Он точно так же не допускает существования ни малейшего проблеска чего-то положительного на той, демонизируемой, стороне, и критики России определенно утратили понятие о презумпции невиновности».

{{item.group_date}}

Показать еще

Загрузка…

Материал взят с сайта

conter

conter.86@mail.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Генерация пароля