Представитель Минобрнауки: для технологического рывка нужен рост связей науки и бизнеса

Сергей Матвеев

Сергей Матвеев

© Министерство образования и науки Российской Федерации

До 4 декабря Российская венчурная компания (РВК) проводит грантовый конкурс проектов центров Национальной технологической инициативы (НТИ) в российских университетах и научных институтах. Директор департамента науки и технологий Минобрнауки Сергей Матвеев рассказал научно-популярному порталу «Чердак«, зачем нужны такие центры, на какую поддержку они могут рассчитывать и почему без глобального партнерства не обойтись.

—  Зачем нужны центры НТИ в университетах и научных институтах?

— Университетские центры в системе координат НТИ – своего рода исследовательско-разработческая инфраструктура новых рынков. Когда мы говорим о рынках товаров или услуг, скажем NeuroNet, AutoNet, FoodNet, мы говорим в терминах бизнеса, в терминологии характеристик и образов продукта. Но чтобы создать такие продукты, нужен целый ряд технологий. Ряд технологических решений оказываются значимыми не для одного, а практически для всех рынков. Именно от инвестиций в области исследований и разработок, направленных на получение таких технологий, эффект будет максимальный – «сквозные технологии» мультипликативно затронут значительно большее количество компаний и повлияют не только на компании НТИ, но и на достаточно стабильные, «классические» секторы экономики. Поэтому Центры НТИ – это точки, где агрегируются компетенции для развития технологий в определенной области. Большие данные, искусственный интеллект, квантовые технологии, новые и портативные источники энергии и так далее – всего выделено 10 таких областей.

Центры НТИ и образованные ими консорциумы не только концентрируются в этих областях – они должны стать понятной и комфортной для бизнеса «точкой входа» для получения компетенций, людей, технологических решений, для оказания услуг по разработке и апробации новых продуктов. Это «интерфейс», открытая система взаимодействия. Пока открытость не вполне свойственна нашим научным организациям – с университетами дело обстоит лучше, но придется научиться.

Наконец, Центры НТИ – это инфраструктура для научного, технологического и предпринимательского творчества, точка формирования новой технологической культуры, популяризации, продвижения, разъяснения технологических возможностей и решений для общества.

— Какие задачи они будут решать в рамках НТИ в целом? Какое место эти центры НТИ займут в уже существующей научной и инновационной инфраструктуре?

— Это более чем значимый проект для университетской среды. Она сегодня обрела «массу» в части исследовательского потенциала: в университетах более 60 тыс. научных работников и совокупный объем внутренних затрат на исследования и разработки [составляет] более 60 млрд рублей, почти столько же сколько в академическом секторе, но эта «масса» пока что не обрела «форму». Мало каким из университетов удалось сформировать бренд специализации – своего рода центра компетенций в той или иной области. Хотя такие примеры появляются.

Фактически, центры НТИ – это центры с явно выраженным приоритетом. Они обеспечивают формирование исследовательских заделов в области «сквозной технологии», обеспечивают достаточный объем взаимодействия с рынком, в первую очередь через профессиональный технологический трансфер. Наконец, они готовят не только исследователей и разработчиков, но и инженеров, и, что не менее важно – грамотных потребителей через сетевое образование. Здесь, я думаю, проект идеально стыкуется с проектом Университета НТИ «20.35», который предоставит инфраструктуру для ведения такой образовательной деятельности.

Что важно, «сквозные технологии» НТИ – это не совсем технологии, они не вполне соответствуют классическому определению технологий. Это, скорее, мультидисциплинарные области, в которых возможно создание таких технологий. Например, очевидно, что «сенсорика и компоненты робототехники» или «управление свойствами биологических объектов» потребуют взаимодействия коллективов биологов, химиков, математиков, и даже юристов, социологов и философов. Это переформатирование направлений в науке, своего рода сдвиг приоритетов, который в масштабах России даст то, чего нам необходимо добиться – изменение архаичной дисциплинарной структуры исследований и разработок, которая с незначительными изменениями сохраняется с 60−70-х годов прошлого столетия. Проект даст и расширение участия России в наиболее динамично растущих областях исследований и разработок, которое сегодня не превышает 3%.

 Почему центры НТИ должны заниматься не только научными исследованиями, но и разработкой образовательных программ?

— Еще раз подчеркну три цели важных задачи центра НТИ – все это точно определено в постановлении правительства о реализации проекта.

Первая – концентрация. Не теряя широты спектра исследований и разработок, сконцентрироваться на том, что дает необходимые «сквозные технологии» – это концентрация не только своя, но и партнеров, в рамках консорциума. Отсюда и индикаторы – соотношения объемов НИОКТР и показатели созданных и используемых результатов интеллектуальной деятельности.

Вторая – кооперация. Нужно взаимодействие, и в части постановки исследовательских задач, и в части поиска сфер применения результатов, и в конечном итоге – их легального трансфера. Знания должны трансформироваться центром в экономические ценности и ресурсы – отсюда индикатор доходов от распоряжения интеллектуальной собственностью.

Третья – компетентность. Повышение как собственной компетентности, так и исследовательского и предпринимательского сообщества в целом. Технологические изменения – это не только исследования и разработки, это инженерия, сервисное сопровождение, это много разных людей. Наконец, это квалифицированный потребитель. Мы все время слышим от многих уважаемых ученых, академиков: «результаты науки не покупают, экономика не заинтересована в науке». Но для того, чтобы экономика была заинтересована, ей нужен покупатель продукта, поэтому задача очевидна – нужно создать потребителя. Можно сколь угодно увлекательно рассказывать о геномном редактировании, но давайте посмотрим, сколь велика доля населения – не только в России, но и в экономически развитых странах – готового использовать такие методы терапии. Поэтому в идеале круг обучающихся в рамках программ, подготовленных Центром, должен превысить очный контингент, и это не только программы бакалавриата и магистратуры, это среднее профобразование и даже научно-популярные курсы для школьников, в том числе гармонизированные и погруженные в сеть Кванториумов.

— Почему центры должны создаваться в партнерстве с другими университетами, «научными, инжиниринговыми, производственными и иными организациями, в том числе зарубежными«?

— Мы понимаем, что критической массы даже университетов-лидеров недостаточно для технологического рывка. Научная политика, и мы здесь не исключение, во всех странах направлена на рост «критической массы». Этого можно достигать несколькими способами: хэдхантингом, как в США, масштабными программами стажировок с последующим возвращением носителей знаний, как в Китае. Либо, как в ЕС – компенсировать недостаток «массы» количеством кооперационных связей. Центры НТИ – это как раз про резкий, порядковый рост таких связей с бизнесом, научными организациями. По поводу зарубежной кооперации – далеко не по всем значимым областям исследований и разработок мы имеем полный набор компетенций, как предметных, так и исходя из непрерывности уровней готовности технологий. Где-то с наукой хорошо, но не очень удачно с инженерной школой, а где-то предпринимателей в соответствующей сфере нет. Задача Центра НТИ – найти взаимовыгодных и взаимодополняющих партнёров. Это не то международное взаимодействие, которое было еще десять лет назад в вузах – поездки, конференции, общение. Это уровень прагматичной кооперации, когда каждый университет должен задать вопрос, зачем он работает с зарубежным партнером – для получения недостающих компетенций или для получения средств от распоряжения своими результатами, либо это партнёрство для выхода на глобальный рынок идей и технологий.

— Что вы понимаете под развитием информационной инфраструктуры для реализации «дорожных карт« НТИ?

— Эта широкая формулировка подразумевает любые информационные системы и решения, которые позволят развивать «сквозную технологию». В одном месте должны быть все ресурсы – доступ к публикациям и патентам, аналитические инструменты для оценки и поиска ниш, системы цифрового проектирования и моделирования, «большие данные» первичных исследований, «цифровые двойники» центров коллективного пользования, системы для специфичного управления правами на результаты интеллектуальной деятельности. Каждая сквозная технология будет требовать своего набора решений, и тут нет ограничений. Важно одно – решения должны быть облачными и доступны любому взаимодействующему с Центром НТИ субъекту, будь то увлеченный своей идеей студент или заинтересованный предприниматель и российский, и зарубежный. В этой части Центры НТИ входят в мэйнстрим программы «Цифровая экономика».

— Расскажите подробнее о самом конкурсе. Кто будет оценивать поступившие заявки? Почему оператором конкурса выступает РВК?

— РВК концентрирует сегодня все ресурсы и функции сопровождения проектов дорожных карт НТИ. Совершенно логично, что и сопровождение программ развития Центров НТИ тоже обеспечивает РВК. Это дает возможность отслеживать и выстраивать «матрицу» взаимодействия, которая и дает устойчивость всей Национальной технологической инициативе. Строки в этой матрице – наиболее значимые рынки, а столбцы – области формирования «сквозных технологий».

— Какие результаты работы центров НТИ и когда рассчитывает увидеть министерство? Как долго будут поддерживаться отобранные центры НТИ и на какое развитие они могут рассчитывать?

— С одной стороны, проект достаточно долгосрочный – не менее 5 лет. С другой, первый год – выстраивание организационной структуры, концентрация исследовательского потенциала, партнерских связей, достройка инфраструктуры и информационных решений. Второй год должен принести заметный рост и в части обучающихся, ориентированных на «сквозную технологию», в части и охраняемых результатов, и их трансфера. Третий-четвертый год должны завершиться увеличением доходов от трансфера технологий и кооперации, в том числе международной. Фактически это возможность самостоятельно начать инвестировать в более рискованные исследования. На пятый год нужно обеспечить относительную финансовую стабилизацию и устойчивость Центров.

 О каких суммах грантов идёт речь?

— Общая сумма ежегодной поддержки из бюджетных источников всего проекта сейчас составляет около 2 млрд рублей. За счет прямого или косвенного софинасирования проекта Центра в рамках консорциума это будет гораздо больший объем, ведь каждый из участников имеет собственные как бюджетные, так и внебюджетные ресурсы. Объем поддержки каждого центра определяется индивидуально его программой – они все слишком разные. Кроме того, предварительно мы ориентируемся на поддержку 10 проектов, но сколько их будет на самом деле, покажет конкурс – здесь решение будет приниматься межведомственной рабочей группой под руководством [помощника президента России] Андрея Белоусова и [вице-премьера] Аркадия Дворковича. Задача проекта – добиться нужного для устойчивости НТИ количества Центров, но не в ущерб их качеству.

Беседовала Ольга Добровидова

conter

conter.86@mail.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Генерация пароля