Улюкаев назвал передачу Сечиным $2 млн «заранее спланированной провокацией»

МОСКВА, 27 ноября. /ТАСС/. Бывший министр экономического развития Алексей Улюкаев, обвиняемый в получении взятки в $2 млн, рассказал в суде о своем задержании, назвав произошедшее «провокацией».

«После вскрытия сумки и после того, как оттуда стали доставать пачки с купюрами, я понял, что это была заранее спланированная провокация», — сообщил экс-министр в показаниях Замоскворецкому суду Москвы.

По словам Улюкаева, сразу же после задержания сотрудники ФСБ запретили ему совершать звонки, но видеофиксация происходящего велась с самого начала. Экс-министр рассказал, что сотрудники правоохранительных органов потребовали показать руки, их обработали, потом на них появились пятна. «Но меня принудили к тому, чтобы сделать смывы, конечно, о добровольном начале речь не шла изначально», — сказал Улюкаев.

Он признался, что после задержания был растерян, поэтому первоначально на вопрос о том, что находится в сумке, сказал, что не знает. «Но потом я вспомнил и сообщил, что там должно быть вино, которое мне обещал Сечин во время встречи на Гоа», — рассказал бывший министр.

Согласно показаниям, после передачи сумки, в которой находились деньги, Сечин отвел Улюкаева в комнату, где показал буклет о компании и рассказал об инвестиционной стороне работы. «Вдруг Сечин начал заканчивать работу, сославшись на занятость. Вся встреча оказалась скомканной. Мы спустились вниз, тут появилась корзинка, в которой проглядывали бутылки и мясные изделия. Я положил ее в багажник и отправился в министерство, но был задержан», — отметил Улюкаев.

Как передает корреспондент ТАСС, Улюкаев в показаниях суду заявил о своей невиновности. Он подчеркнул, что не обсуждал с главой «Роснефти» Игорем Сечиным приватизацию «Башнефти» и не вымогал за это взятку.

«Первый раз мы обсуждали приватизацию с Сечиным во время саммита БРИКС на Гоа, во время бильярдной игры. У нас состоялся очень короткий разговор. Сечин был в хорошем настроении», — рассказал Улюкаев. По его словам, Сечин заявил, «мы хорошо поработали», имея в виду приватизацию «Башнефти».

«Еще он сказал мне, что я могу уже проделывать дырочку в лацкане пиджака, намекая на получение мной государственной награды, потом Сечин сказал: «Я тебя угощу таким вином, какое ты никогда не пробовал», — сказал Улюкаев.

Экс-министр сообщил, что Сечин настоятельно просил его приехать в офис компании, при этом под невыполненным поручением, о котором он говорил, Улюкаев подразумевал задержку с приватизацией «Роснефти».

«Сечин настойчиво попросил приехать в офис компании, говорил о нереализованном поручении, но я понимал под ним указание президента о приватизации 19% акций «Роснефти», — сказал Улюкаев.

Он уточнил, что под фразой «собрать объем», которую произнес Сечин, как бы намекая на сумму взятки, считал, что речь идет о необходимости фондирования сделки. «Задержку с поручениями я воспринимал как задержку с приватизацией акций «Роснефти», до запланированного окончания которой оставалось около месяца. Что касается собирания объемов, то здесь речь шла о необходимости фондирования сделки по приватизации «Башнефти», — отметил в показаниях Улюкаев.

Он подтвердил также, что был уверен, что в переданной Сечиным сумке находится вино. «Помня обещание Сечина угостить меня «вином, которое я никогда не пробовал», я решил, что в передаваемой сумке находятся элитные алкогольные напитки», — рассказал бывший министр.

Ситуация вокруг самой сделки

По словам бывшего чиновника, Минэкономразвития РФ после анализа законодательства и позиций других ведомств не возражало против участия «Роснефти» в приватизации «Башнефти».

«Минэкономразвития, Минэнерго и Росимущество пришли к противоположным выводам. Минэнерго считало, что участие «Роснефти» нецелесообразно, Росимущество не нашло юридических ограничений для участия «Роснефти». Сравнив эти позиции, мы пришли к выводу, что позиция Росимущества наиболее обоснованная с учетом потенциальных инвестиций и развития рынка труда. Именно так Минэкономразвития сформулировало свой окончательный вывод», — рассказал Улюкаев.

При этом Улюкаев подчеркнул, что его личное мнение заключалось в том, что участие «Роснефти» было нежелательным в силу неэффективности государственной компании. «Но одно дело — мое личное мнение, а другое — правовая плоскость. Закон дает такую возможность, и я указал на это в своих докладах президенту России и правительству», — сказал Улюкаев.

Улюкаев рассказал об инициировании приватизации «Башнефти» правительством и о формальной стороне сделки, включавшую оценку стоимости компании, отбор агента и инвестора. «Я высказал свою позицию о нежелательности иностранного инвестора в связи со стратегическим значением компании «Башнефть», — сказал Улюкаев.

Кроме того, по словам Улюкаева, он мог подготовить проект ограничения участия «Роснефти» в приватизации, но не делал этого и не давал таких поручений своим сотрудникам.

Как пояснил экс-министр, приватизация «Башнефти» «Роснефтью» не привела к переводу актива в частную собственность, поэтому сделка была нецелесообразной. 

Улюкаев подчеркнул, что речь идет о вопросе целесообразности, а не законности. «С точки зрения закона «Роснефть» могла купить «Башнефть». При выдаче заключения Минэкономразвития за моей подписью оценивалась именно законность этой сделки, поэтому это заключение было положительным», — сказал Улюкаев.

{{item.group_date}}

Показать еще

conter

conter.86@mail.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Генерация пароля