Звягинцев: снимать кино специально для зарубежной аудитории невозможно

ЛОНДОН, 26 ноября. /Корр. ТАСС Илья Дмитрячев/. Российский режиссер Андрей Звягинцев уверен, что невозможно снимать кино, рассчитанное на какую-то зарубежную аудиторию, а тех, кто так думает, он назвал людьми, незнакомыми с творческим процессом. Об этом режиссер рассказал в интервью ТАСС в Лондоне, где его последняя лента, «Нелюбовь», была признана лучшим фильмом Недели российского кино в Великобритании, получив премию фестиваля — «Золотой единорог».

«Когда снимаешь фильм, не думаешь о том, насколько он будет универсален или конвертируем, насколько будет понятен или близок иностранной публике. Думать об этом — неверный путь. Потому что иначе ты просто будешь делать экспортный продукт; он будто бы русский, на русском материале, но сделанный так, чтобы где-то «прийтись ко двору». Это ложная задача», — сообщил Звягинцев.

По мнению режиссера, который снял картины «Возвращение» (2003), «Елена» (2011), «Левиафан» (2014), главная цель при работе над кинокартиной — быть абсолютно искренним. «Ты делаешь картину максимально искренне, заглядывая в глубину человеческой природы. Когда высказываешься о потаенных мотивациях человека, лежащих в недрах его существа, и максимально обнажаешь противоречия, которые всегда и везде лежали в основе этой самой человеческой природы, ты затрагиваешь те струны, которые будут отзываться в сердце зрителя везде, на любом континенте. Другого ответа я не найду, потому что отчетливо знаю, что не делаю ничего дополнительного для того, чтобы фильм непременно был понятен где-нибудь еще», — сказал Звягинцев.

«В этой связи люди, которые судачат о том, что фильм может быть снят специально для американского, британского, французского или еще какого зрителя, ничего не понимают в творческом процессе, — добавил режиссер. — Они складывают едкие слова в жгучие фразы, обвиняют авторов в «заказе Запада» только потому, что не знакомы с творческим процессом, с тем, как автор движется к воплощению замысла».

О «русских страхах»

Фильм «Нелюбовь» рассказывает о современной московской семье, переживающей тяжелый развод. Ребенок пары, 12-летний Алеша, оказавшийся на обочине выяснения отношений между родителями и чувствуя свою полную ненужность им, в один день исчезает. Как и предыдущий фильм автора, «Левиафан», картина получила высокую оценку любителей кино и критиков, но не смогла избежать укоров в том, что российская реальность представляется в ней очень мрачно. Звягинцев увидел в этом ничем не обоснованные «русские страхи».

«Подходят русские в Лондоне и спрашивают: «Зачем вы показываете нас такими, ведь теперь англичане будут думать, что мы все в России такие?», — рассказал он. — На поверку же выходит, что иностранцы совсем не на это смотрят; все, что их интересует во время сессий вопросов и ответов после показа, совершенно не связано с этими русскими страхами».

«Иностранцы говорят о другом, и я видел это на примере аудиторий в США, Великобритании, Франции, Швейцарии — они узнают себя, они рассматривают фильм как повод или возможность для размышлений о самих себе. Вот и получается странная картина: иностранцы узнают в фильме себя, а русские боятся, что подумают о них», — заметил режиссер.

Об отношении к призам

Мировая премьера фильма «Нелюбовь» состоялась в основной конкурсной программе юбилейного 70-го Каннского фестиваля, где картина была удостоена Приза жюри. Кроме того, фильм завоевал Гран-при на международном фестивале в Мюнхене, главный приз 61-го Лондонского международного кинофестиваля, а через месяц — призы Европейской киноакадемии за музыку и операторскую работу.

Российский оскаровский комитет 21 сентября выдвинул от России фильм «Нелюбовь» на соискании премии «Оскар» Американской киноакадемии в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». Однако режиссер признал, что не занимается размышлениями на тему попадания в длинный и короткий список премии, а также возможной победы.

«Мое отношение к международным призам ровное. Я разделяю эти два состояния: работа над фильмом и его последующая призовая жизнь, — рассказал Звягинцев. — Ты делаешь фильм, чтобы осуществить замысел максимально честно по отношению к нему самому, освобождая себя от какого бы то ни было внешнего давления, ответственности, бремени ожидания какой-либо из сторон».

«Ты просто делаешь фильм, и, когда получаешь эталонную копию, знаешь, что на отрезке пути от рождения замысла до получения итоговой копии, был честен по отношению к тому, что делаешь, — продолжил Звягинцев. — Все, закончена картина, поставлены финальные титры и дальше уже начинается жизнь фильма, ты закрываешь одну страницу и открывается новая, а уж какая она — призовая, не призовая, отмечена она в мире или нет, тебе только остается наблюдать эту жизнь со стороны».

«Ты как паж на свадьбе сопровождаешь свою картину, как невесту, представляя ее на той или иной площадке. Теперь ты можешь позволить себе эту человеческую слабость — потешить свое честолюбие, если есть к тому охота, порадоваться за ту или иную победу. Но эта радость и радость воплощения — совершенно разные чувства, они между собой не связаны», — признался режиссер.

{{item.group_date}}

Показать еще

conter

conter.86@mail.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Генерация пароля